«Жестокий романс». Классика на новый лад

Меньше всего от Эльдара Рязанова, режиссера комедий и мелодрам, кто-либо ожидал экранизации классики.

К «Бесприданнице» Островского кинематографисты обращались дважды. Первый немой фильм мало кто помнил, а вот вторая экранизация, снятая Яковом Протазановым в 1936 году, считалась хрестоматийной. Эльдар Александрович не собирался идти по проторенному пути: он хотел создать нечто более близкое зрителю, переложить театральное произведение XIX века на язык современной кинематографии. В своей книге «Непод-веденные итоги» режиссер писал, что воспринял пьесу: «…как грустный романс, как драматическую вещь, напоенную музыкой…»

Музыка в фильмах Рязанова всегда играет большую роль. Сначала режиссер намеревался использовать старинные мелодии, однако, поразмыслив, попросил Андрея Петрова написать новые, но на старый лад. Так появились чарующие романсы на стихи Цветаевой, Ахмадулиной, Киплинга. Текст «Я словно бабочка к огню» Рязанов сочинил сам. В фильме музыку Петрова разбавляют настоящие цыганские песни, что очень характерно для описываемого времени.

ШАКУРОВ ИЛИ МИХАЛКОВ?

«Еще в процессе чтения я… увидел в Паратове Никиту Михалкова, а в Карандышеве — Андрея Мягкова и заручился предварительным согласием этих двух актеров», — вспоминал Рязанов. Но Михалков неожиданно отказался от роли — он собирался снимать «Очи черные». Эльдар Александрович уже рассматривал на замену кандидатуру Сергея Шакурова, когда выяснилось, что съемки фильма Михалкова откладываются.

Зрители должны быть благодарны этой случайности. В исполнении Никиты Михалкова волжский судовладелец из бессердечного злодея превратился в обаятельнейшего мужчину. В такого Лариса просто не могла не влюбиться: красавец с широкой душой, пылкий, бесстрашный и сильный. Что там лужу шубой со своего плеча прикрыть — такой коляску собственными руками передвинет, чтобы девушке было удобнее сойти! Да и сам Никита Сергеевич под стать герою: во время съемок он добыл на охоте медведя и устроил пир для съемочной группы.

Карандышев вовсе не гадкое ничтожество, — объяснял Рязанов роль Мягкова. Подлости в нем нет, но, вслух презирая «миллионщиков», он на деле завидует им, пытается подражать, и при этом не может не страдать от собственной неполноценности. Он вызывает не омерзение, а, скорее, жалость.

На роль Ларисы Огудаловой успешно прошла пробы студентка выпускного курса Ленинградского театрального института Лариса Гузеева. В ней просматривается некоторое типажное сходство с Ниной Алисовой из протазановского фильма, но у Рязанова Лариса Огудалова не «изначальная жертва»: она жизнерадостна до последнего момента, романтична и способна ради любви на все. Режиссер разглядел в курящей «Беломор» хиппующей студентке чувствительную натуру и огромный потенциал. Конечно, у дебютантки не все получалось, однако команда корифеев всячески поддерживала ее, направляла. Единственный заметный недостаток — оренбургский говорок актрисы — исправили переозвучкой: в фильме за нее говорит Анна Каменкова, а романсы исполняет Валентина Пономарева. К слову, певица не подозревала, что ее имя не укажут в титрах (тогда это было не принято), и надолго затаила обиду на Рязанова.

Исполнителей остальных ролей режиссер взял без проб. Он изначально знал, кого будет снимать, хотя его выбор не соответствовал представлениям публики о персонажах. Так, Харита Игнатьевна (Алиса Фрейндлих) ни внешне, ни по трактовке роли не походит на Огудалову из старой картины. Мы видим еще не старую женщину, оставшуюся после смерти мужа почти без средств, а ей надо как-то пристроить замуж дочерей-бесприданниц. Пора младшую выдавать — приходится приглашать в гости потенциальных женихов, «держать дом открытым». Вот и юлит Харита Игнатьевна, хитрит, заискивает перед богатыми кавалерами.

Блестяще справились со своими ролями Алексей Петренко и Виктор Проскурин. В их исполнении Кнуров и Вожеватов приобрели человеческие черты, они не похожи на совсем уж бездушных купцов.

В процессе съемок и режиссер, и актеры непрерывно перечитывали пьесу, добавляли персонажам новые штрихи, в диалогах стал чувствоваться подтекст, а это ближе современному зрителю.

МЕСТО ДЕЙСТВИЯ — ВОЛГА

Основные съемки проходили в Костроме, где сохранились старинные улочки, здания и пристани. Дом Огудаловых выстроили на высоком волжском берегу, а его интерьеры снимали в павильоне «Мосфильма». Квартирой Карандышева стал небольшой московский особняк с двориком и сараем.

Почти весь фильм зрители видят на экране Волгу и пароходы. «Ласточкой» и «Святой Ольгой» стали два действующих старинных парохода, которые останавливались в Костроме на несколько дней. Все эпизоды за это время снять не успели, поэтому заканчивали уже во время рейса. Пассажиров просто попросили освободить часть палубы.

Для финальной сцены предполагалось использовать дым-машину, но когда режиссер с оператором увидели, что на Волгу пал густой утренний туман, экстренно изменили график съемок. Правда, все едва не закончилось трагедией. Мягков подплывал на лодке к пароходу, греб спиной к нему. Не рассчитав, направил нос лодки прямо в лопасть колеса. От удара лодка перевернулась. Андрей Васильевич ушел под воду раньше, чем съемочная группа успела что-либо предпринять. Его начало затягивать под колесо парохода… Актеру чудом удалось выплыть из воронки. В результате он отделался лишь легкой травмой руки.

ПОД ЛАВИНОЙ КРИТИКИ

Когда фильм вышел в прокат, на режиссера обрушился шквал критики, полемика не утихала несколько недель. Рязанова обвиняли в отсебятине, в ложной трактовке образов, в том, что растянул повествование на год, а у Островского пьеса охватывает всего день. Однако этот год (первая серия картины) родился из диалога Вожеватова и Кнурова в начале пьесы, уместившегося на 11 страницах текста. Рязанов бережно раскрыл авторский материал, развернул историю Ларисы и сделал ее любовь к Паратову понятной для зрителя.

Единственным человеком, вставшим на сторону постановщика, оказалась актриса Нина Алисова, игравшая Ларису в протаза-новской ленте. Она написала в «Литературную газету», что давно не испытывала такого сильного впечатления от кино, и напомнила критикам, что «…пьесы Островского безграничны, и каждый художник вправе ставить его по-своему».

Зрители валом валили в кинотеатры, их мнения тоже разделились, но время все расставило по своим местам. И теперь, говоря о «Бесприданнице» Островского, зритель в первую очередь представляет себе героев «Жестокого романса».

ДАРЬЯ БИОГРАФИЯ, Татьяна ОСИПЦОВА

Вы можете оставить отзыв или трекбек со своего сайта.

Ваш отзыв

Subscribe to RSS Feed Следите за мной на Twitter!