Вольф Мессинг. Видевший сквозь время

Это была одна из самых загадочных фигур XX столетия. Вольф Мессинг. Он обладал даром провидения, судьбы людей читал как открытую книгу. Тайну его дара не удалось разгадать никому.

Солнце садилось, бросая последние лучи на окраину Гура-Кальварии, маленького городка, почти деревеньки, неподалеку от Варшавы. Скотину пригнали домой, а завсегдатаи местного шинка поспешили опрокинуть кружечку-другую.

— Яблоки продали, а гроши куда дел? Детям есть нечего, а ты! Корова только и спасает! — причитала женщина. Муж махнул рукой и, не слушая, поспешил к шинку.

Двенадцатилетний Волик, видевший эту сцену почти каждый вечер, вздохнул. «Жалко маму… Из последних сил бьется. И корову жалко, помрет скоро. Без нее худо будет. А ничего не сделать. Точно помрет». Откуда ему это было известно, он и сам не знал. Картинки из будущего просто приходили ему в голову. Вот и сейчас так тоскливо на сердце: корова падет, мать будет причитать и ругаться на отца, отец стоять в растерянности, а младшие братья жаться друг к дружке. И не помочь ничем! Так будет, и все тут.

В шинке заиграла скрипка. Еврейская мелодия, протяжная, с надрывной тоской и печалью, доставала до самого сердца, выворачивая его наизнанку. По щекам Волика потекли слезы.

ПЕРВОЕ «ЧУДО»

1912 год. Отец сурово смотрит на Вольфа.

— Тебе тринадцатый год пошел. Раввин говорит, память у тебя хорошая. Талмуд лучше всех наизусть знаешь. Поедешь в иешибот учиться, сделают из тебя раввина.

По глазам увидел, что сын против. Раз отцовское слово не указ, вопреки себе решил не скандалить, пошел на хитрость. Послал Вольфа в лавочку за папиросами. И вот бежит мальчишка по дороге, а перед ним предстает фигура в развевающихся белых одеждах. «Сын мой! Свыше я послан к тебе предречь будущее твое во служение Богу. Иди в иешибот!» От потрясения Вольф потерял сознание. Не знали тогда мать с отцом, что спустя два года встретит Волик на улице этого жулика-артиста и узнает его по голосу. И поймет, что родители разыграли спектакль. И будет горько оплакивать свою веру в самых близких ему людей. В тот же день украдет он из кружки монеты, которые евреи собирали «на Палестину», накопает на чужом поле картошки и «зайцем» сядет в поезд, идущий в Берлин.

— Без билета? — кондуктор строго смотрел на испуганного мальчишку, спрятавшегося в вагоне под скамейку. «Билет, если бы у меня был билет! Как я хочу, чтобы он у меня был! Я бы его взял и показал, вот так». С этими мыслями Вольф поднял обрывок газеты, валявшийся на полу, и протянул кондуктору. Не отрываясь, смотрел ему прямо в глаза, всеми силами желая, чтобы произошло чудо. И чудо свершилось. Кондуктор медленно, словно во сне, взял протянутую бумажку, так же медленно прокомпостировал ее и глухо произнес:

— Зачем же с билетом и под лавкой? Места есть… Скоро в Берлине будем…

У него не было детства: озлобленный отец, зубрежка в хедере. Только редкие ласки матери оставили след в душе медиума на всю жизнь.

С этими словами кондуктор отвернулся от странного подростка и ушел в другой вагон.

Вольф в недоумении упал на лавку. Его била дрожь, словно он был в лихорадке.

ВЫБОР СДЕЛАН

И вот Берлин. Вольф рвался туда, ожидая чего-то лучшего, чего-то нового. Но жизнь в Берлине оказалась чудовищно трудна. С утра до вечера приходилось бегать посыльным в Доме для приезжих. От голода сводило живот и подкашивались ноги. Сил становилось все меньше, пока в один из дней они не покинули Вольфа окончательно. Юноша упал в обморок прямо на улице. Зеваки тут же столпились над телом. Нет пульса, нет дыхания — дело ясное, отдал Богу душу. В морге бросили тело на лавку, чтобы после похоронить в общей могиле. Лишь один студент-медик заподозрил неладное. Ему показалось, что сердце бьется. Несмотря на насмешки, высказал предположение о «живом трупе» знаменитому невропатологу доктору Абелю. Профессор очень заинтересовался необычным пациентом и приложил все силы, чтобы вывести того из странного обморока. В тот день судьба была настолько благосклонна к Вольфу, что подарила второе рождение и подсказала путь в будущее. Вместе с доктором Абелем он раскрывал в себе новые способности. Оказывается, он может понимать мысленные приказы и отдавать их тоже мысленно. А еще управлять своим организмом, замедляя процессы жизнедеятельности! Тут же родилась идея устроить аттракцион: Вольф ложится в гроб и на трое суток впадает в летаргический сон. Внешне он ничем не отличается от покойника. Народ заинтересовался, и деньги потекли рекой.

НАПУТСТВИЕ ЭЙНШТЕЙНА

«Вольф Мессинг, единственный в мире, выступает со своими психологическими опытами! Незабываемое зрелище!» — пестрели афиши в разных странах мира. Слава Вольфа росла с каждым днем. Люди платили немалые деньги, чтобы воочию убедиться, как необычный юноша в уме мгновенно оперирует огромными числами, угадывает имена зрителей и их род занятий, выполняет приказы, отданные ему мысленно. А у него действительно получалось это легко. Бывало, идет он по улице и бросит вскользь незнакомцу: «Не переживай: сосед вернет долг» или успокоит женщину: «От мужа к субботе письмо получишь!» Так и происходило. Люди начали приносить ему фотографии, чтобы провидец сказал, жив ли человек. Скоро услугами Мессинга стали пользоваться и сильные мира сего. «Ваше имя и дела войдут в историю», — сказал Вольф польскому правителю пану Пилсудскому. Другому вельможе помог найти фамильные драгоценности.

Даже Эйнштейн и Зигмунд Фрейд побывали на концерте Мессинга и пришли в восторг.

— Ваш уникальный талант, юноша, надо изучать! — напутствовал Эйнштейн Вольфа. — Помните об этом!

«Наверняка есть люди такие же, как я, — размышлял Мессинг. — Наш феномен надо изучать, этим должна заниматься наука!» Но мечтам о лаборатории не суждено было сбыться. В Германии к власти пришел Гитлер.

«НЕМЕЦКАЯ АРМИЯ ПОГИБНЕТ..»

1937 год. Зал, как и раньше, полон. Только среди зрителей больше военных. Вопросы, аплодисменты. Ничего нового. И вдруг:

— А правда, что вы можете предсказывать будущее?

Мессинг смутился:

— Иногда случается…

— Можете сказать, что будет с нашей страной, с Германией?

Зал требовал ответа.

Вольф Григорьевич отвернулся, закрыл глаза. Сейчас, сейчас…

— Я вижу… Страшная картина… везде немецкие солдаты, война, кровь, гибнут люди, много людей… Немецкая армия в Европе, идет гордо, идет на Восток. Разрушенные дома, снова кровь, смерть… А вот немецкая армия, она… она гибнет… вся гибнет…

Зал молчал.

— Это провокация! Немецкая армия непобедима! Хайль Гитлер! — крикнул офицер, сидевший в первом ряду.

Мессинг медленно ушел со сцены. Этим предсказанием он подписал себе смертный приговор. Гитлеру тут же доложили, что еврейский пророк предрек ему гибель, если он пойдет войной на Восток. Фюрер был взбешен. За голову «этого жида» он объявил премию в 200 тысяч марок. Мессингу оставалось одно — бежать домой, в Польшу.

Но спокойная жизнь в родном доме была недолгой. Фашисты вторглись в Польшу. Запылали деревни и хутора, людей расстреливали, сжигали, угоняли в концлагеря. С евреями не церемонились, убивали прямо на улицах. Всю семью Мессинга расстреляли. Теперь ничто не держало Вольфа на родине. Ночью, с помощью знакомого, он ушел из Польши в Советский Союз. Эта страна стала ему новой родиной.

КРЕМЛЕВСКИЕ ИСПЫТАНИЯ

Вольф Григорьевич сидел в кабинете у очередного начальства, снова и снова демонстрируя свои способности. Доказать, что ты не шпион, а артист оригинального жанра, непросто. Сначала не верили, потом немели от удивления, а затем восхищались и срочно звонили вышестоящему начальству. А Мессинг лишь улыбался, бесхитростно, немножко по-детски. И снова повторял свои «фокусы». Но как веревочке ни виться, а конец найдется. Мессингом заинтересовались в Кремле.

— Хочешь сказать, что ты, еврей, мимо немцев спокойно проходил, а они тебя как бы не замечали? — Берия прищурился. — Посмотрим, как ты мимо моих орлов пройдешь. Выйди из Кремля без документов, а потом обратно зайди. А мы проверим!

Мессинг скромно опустил глаза, развел руками:

— Я попробую…

Первый пост. Смотреть

глаза в охраннику, только в глаза. «Проходите!» Второй пост: снова «Проходите!» Третий, четвертый… Ну и славно. Вышел на улицу, вздохнул.

— Как это вышел?! Вы соображаете, что говорите?! — Берия был в гневе. — Что значит «Говорят, никто не проходил»?

Открылась дверь кабинета, на пороге стоял Мессинг.

— Я выполнил ваше задание, вот вернулся…

— И вас пустили?.. — Берия осекся, поняв, что спросил глупость.

Испытать Мессинга решил сам Сталин. Он лично дал ему задание получить сто тысяч рублей в Госбанке. Вольф Григорьевич предъявил кассиру тетрадный листок. Тот посмотрел на бумажку, раскрыл кассу и отсчитал сто тысяч… Когда эксперимент завершили, кассиру вернули деньги. Осознав обман, бедняга упал без чувств.

— Что ж, товарищ Мессинг, выступайте, гастролируйте… пока… Атам посмотрим, — таков был вердикт Сталина.

Начались бесконечные концерты. Не прекращались они и в годы Великой Отечественной. Однажды все накопленные деньги Вольф Григорьевич перечислил на самолет, который подарили старшему лейтенанту Константину Ковалеву. Говорят, летал самолет как заговоренный, за всю войну — ни одной царапины, а уж в каких боях бывал…

День победы Мессинг предсказал еще в начале войны.

СОЗДАНЫ ДРУГ ДЛЯ ДРУГА

— Извините, но ваша помощница ассистирует плохо! — перед Мессингом стояла молодая красивая женщина. Он растерялся.

— Аида Михайловна Раппопорт.

Какая улыбка, а глаза! Странные чувства нахлынули разом: вспомнилась мама, Польша, закат, луна… и все это в ней, в Аиде, в этих глазах.

— А вы могли бы ассистировать мне?

Ответ он знал. И впервые в жизни знал, что эта женщина его, только его.

Они поженились здесь же, в Новосибирске, где шли гастроли. Почти 16 лет продолжалась их идиллия — Аида взяла на себя все хлопоты по хозяйству, стала мужу другом, нянькой, антрепренером. Они были созданы друг для друга. Поначалу переживали, что Бог не дает детей. А потом смирились.

— Знаешь, Аидочка, может, это и к лучшему, без детей. Я как подумаю, что мой дар может передаться по наследству, что еще одному мучиться от этого… Как же страшно бывает: видишь, понимаешь, а сделать ничего не можешь, ничего!

Ничего сделать он не мог и тогда, когда осознал скорую смерть жены. Друзья утешали, убеждали, что онкологию можно вылечить…

— Кого вы хотите обмануть? — горько спросил он. — Она умрет. И произойдет это 2 августа 1960 года в 18:00. Это вам говорит не Вольф Григорьевич, это говорит Мессинг!

Его предсказание, как и все другие, сбылось. Изменить что-либо было по-прежнему не в его силах.

ПОСЛЕДНЕЕ ПРЕДСКАЗАНИЕ

Тоска… Та же тоска на сердце, как тогда, в далеком детстве, когда мелодия еврейской песни надрывала струны скрипки и разрывала сердце. Ощущение безысходности. И непонятно, кто ты есть на самом деле — дар Бога и или шутка дьявола, зачем тебе дано это все… Вот и сейчас, вглядываясь в свою фотографию, Мессинг в очередной раз задавал себе эти вопросы. «Нет, уже не понять, поздно!» Вздохнув, старик взял пальто. Впереди больница, операция, вроде бы несложная. Говорят, потом будешь себя лучше чувствовать. Может быть… Еще раз задержал взгляд на своем портрете. Понимание пришло сразу.

— Все, Вольф. Больше ты сюда не вернешься! — тихо сказал он себе.

Последнее пророчество сбылось. Вольфа Григорьевича Мессинга не стало осенью 1974 года. Произошло это в больнице.

После смерти медиума странным образом пропали все его архивы и ценные вещи. От жизни самого загадочного человека XX века не осталось практически никаких следов.

ДАРЬЯ БИОГРАФИЯ, Юлия ШЕЛУДЬКО

Вы можете оставить отзыв или трекбек со своего сайта.

Ваш отзыв

Subscribe to RSS Feed Следите за мной на Twitter!