Владислав Галкин: «Спасибо, папа…»

Владислав Галкин: «Спасибо, папа...»Борис и Владислав Галкины не были родными по крови, но по чуткому отношению, взаимному уважению и доверию могли дать фору любым родственникам. И когда с Владиславом случилась беда, приемный отец первым встал на его защиту.

Драматург Елена Демидова стала второй женой Бориса Галкина — звезды советского кинематографа 1980-х годов. Едва он переступил порог ее дома, на него уставились две пары любопытных детских глаз. Пятилетняя дочка Елены, Маша, сразу пошла к нему на руки. Другое дело — десятилетний Влад. Мальчишка смотрел дерзко и настороженно…

НАЧАЛО ПОЛОЖЕНО

Привыкание шло несколько месяцев. Борис долго чувствовал этот взгляд — изучающий, взвешивающий, потом одобряющий. Родного отца Влад почти не знал, поэтому и сравнивать с ним приемного не пришлось. Зато сам актер навсегда запомнил, как однажды Владик назвал его папой. Это случилось после просмотра фильма «Этот негодяй Сидоров», где мальчик исполнил главную роль.

— Знаешь, Владюха, ты будешь очень хорошим артистом, — Борис потрепал 11-летнего парнишку по голове.

Тот внимательно, словно проверяя, не шутит ли отчим, посмотрел ему в глаза:

— Это правда?

— Абсолютная правда, -мужчина был предельно серьезен.

— Спасибо, папа…

В кино мальчика привела бабушка. Именно она, пока отец с матерью были в разъездах, и воспитывала Влада и его сестру. Прочтя объявление о наборе ребят для фильма «Приключения Тома Сойера и Гекльберри Финна», она, недолго думая, отвезла внука на пробы, даже не сообщив его родителям. Там он ничего не играл, а был самим собой: активным, непоседливым, любознательным. Это и предопределило выбор режиссера — Влада утвердили на роль Гекльберри.

Узнав, что их сын снимается в кино, Борис и Елена были крайне удивлены. Впрочем, и режиссеры картин, где снимался Влад, тоже понятия не имели о его родстве со знаменитым актером. Все детство мальчик носил фамилию биологического отца — Сухачев, и лишь позднее стал Галкиным.

БЕСПОКОЙНАЯ ДУША

Взросление происходило непросто. Подростковое бунтарство привело к тому, что уже в 17 лет он ушел из дома. «Я безумно люблю своих родителей, но понимаю, что ни при каких обстоятельствах не смогу жить с ними вместе, — рассказывал Влад журналистам. — Есть такое понятие, как личное пространство». После поступления парня в Щукинское училище отец купил ему однокомнатную квартиру в Жуковском. Туда Влад и привел свою первую жену — красавицу Светлану из соседнего двора.

Семейная жизнь продлилась недолго. Девушка не смогла привыкнуть к тому, что муж мог прийти посреди ночи пьяным и устроить скандал. Конечно, его родители переживали, но держали дистанцию: мужчина сам должен все попробовать и все пройти.

Уже на втором курсе Владислав решил, что профессия актера — не его, и бросил училище. Расставание со «Щукой» прошло на фоне… второй свадьбы. Избранницу звали Елена. Друзьям он рассказал, что до безумия хочет ребенка, и все решили, что вскоре он станет отцом. Увы, малыш так и не появился, а вскоре и этот брак дал трещину.

Новый виток судьбы и новое возвращение в кино. В этот раз Влад поступил во ВГИК на режиссерские курсы к Владимиру Хотиненко. Однокурсники запомнили Галкина-младшего как человека бешеной энергетики, часто срывающегося в неуправляемый хаос. Этим он и притягивал многочисленных поклонниц. Одна из них, Валентина Елина, стала его третьей супругой. Для родителей знакомство с очередной «соискательницей» стало уже неким ритуалом. Но они надеялись, что, возможно, эта девушка наконец-то образумит их неуемного сына. Ожидания оказались напрасны, как Валентина ни старалась.

Влад и сам понимал, что живет не так, но сделать ничего не мог: сил отказаться от алкоголя не хватало. Он впал в депрессию, потом стал искать спасения в вере. Крестная мать Владислава, актриса Екатерина Васильева, видя его метания, посоветовала Галкину посетить Оптину пустынь. Влад совету внял, бросил все и отправился к святым местам.

Вернулся он совсем другим человеком. Все вокруг теперь казалось ему суетой сует, а предшествующая жизнь — напрасной тратой времени. И опять он всех огорошил — развелся с Валентиной и бросил ВГИК. Единственными, кто не принял всерьез его новую сущность, были родители. Борис Сергеевич слишком хорошо знал сына, чтобы поверить в его превращение из брызжущего лавой вулкана в тлеющий костерок. И, как всегда, оказался прав.

Уже через полгода Владислав встретил новую любовь, актрису Дарью Михайлову. Сам он всегда описывал эту встречу только в восторженных тонах: «Мы встретились в Доме актера, зашли в лифт и… тут все случилось. Объяснять это бессмысленно. Это черт-те какой химиче-ско-физический процесс, некий взрыв. Далее был разговор о пьесе, о роли, но мне казалось, я несу полную околесицу. Мы разошлись в разные стороны, но я уже знал, что Даша -это моя жена».

Казалось, Михайловой удалось то, чего не смогли сделать все предыдущие жены. С ней Влад успокоился, перестал пить и вернулся в кино. Именно тогда он получил первую серьезную роль — в фильме «Ворошиловский стрелок» сыграл участкового. Потом была работа в картине «В августе 44-го…» и звездная роль в сериале «Дальнобойщики».

ТУЧИ СГУЩАЮТСЯ

На волне вспыхнувшей популярности Владислава засыпали предложениями, но, по примеру отца, он не связывался с низкосортными сценариями. И так же, как и когда-то Борис Галкин, стремился самостоятельно исполнять трюки. Порой это желание обходилось ему дорогой ценой: переломы, вывихи, ушибы. Зато при встрече с отцом Влад видел в его глазах одобрение.

Популярность сделала Галкина-младшего желанной целью для журналистов. Писали всякое, даже то, чего не было. Все это Владислав переносил очень болезненно, постоянно нервничал, опять стал выпивать. И однажды просто сорвался.

В июле 2009 года, возвращаясь со съемок сериала «Котовский», Галкин зашел в бар. Думал немного расслабиться. Однако выпил лишнего, а когда бармен отказался ему наливать, вытащил травматический пистолет и устроил стрельбу. К счастью, никто не пострадал, но приехал наряд и забрал нарушителя порядка. И хотя Влад успел заплатить и за виски, и за причиненный ущерб, попытки отца замять инцидент успехом не увенчались. История попала в прессу, а Владислав — на скамью подсудимых. В своем поступке актер искренне раскаялся, ему назначили условное наказание. Но пресса не унималась, смакуя подробности инцидента. И что-то в нем надломилось…

В смерти сына Елена винила своего мужа. Отношения разладились, и вскоре после трагедии Борис ушел из семьи.

В последние недели своей жизни Владислав словно прятался от кого-то. Жил отдельно от жены, снял со счета крупную сумму в долларах, установил камеру в подъезде, чтобы видеть, кто пришел. 23 февраля 2010 года Борис Сергеевич в последний раз увидел сына. Они немного поговорили и, уходя, Галкин-старший подбодрил: «Владюха, не падай духом, не терзайся сердцем. Нет повода, все преодолеем». А уже на следующий день тот перестал отвечать на телефонные звонки. Когда обеспокоенный отец попросил друга Влада, подполковника полиции, проверить его квартиру, тот вызвал наряд МЧС: дверь оказалась запертой изнутри.

Влад лежал лицом вниз на полу возле кровати в спальне, без видимых признаков насильственной смерти. Экспертиза установила, что он скончался два дня назад в результате сердечной недостаточности на фоне алкогольного опьянения. Но его отец так и не смирился с официальным вердиктом: «Я твердо знаю: Владик собирался жить, а не умирать».

Опровергнуть выводы следствия Борис Сергеевич так и не смог. Похоронили Владислава на аллее актеров Троекуровского кладбища, а в последний путь его провожали только родные и близкие.

ДАРЬЯ БИОГРАФИЯ, Егор МАРОВСКИЙ

Вы можете оставить отзыв или трекбек со своего сайта.

Ваш отзыв

Subscribe to RSS Feed Следите за мной на Twitter!