Святая Анна. Легенда о любви

В светлый праздник Рождества люди редко вспоминают тех, без кого бы он просто не состоялся, — Анну и Иоакима родителей девы Марии и, соответственно, бабушку с дедушкой Иисуса Христа

У святых Иоакима и Анны есть свой день памяти — православная церковь отмечает его 22 сентября. Раньше его праздновали как День любви и супружеской верности (сегодня за это отвечают другие святые — легендарные Петр и Феврония). Их изображали на иконах, поминали в молитвах, посвящали им храмы — поименованный в честь Иоакима (или Якима) и Анны придел московской Благовещенской церкви дал название улице Якиманке. Если имя Иоаким (на иврите «Бог восставляет») всегда было не слишком популярно, то Анна (или Ханна, то есть «благодать») до сих пор остается одним из любимейших во всем христианском мире. Популярность «богоотцов» объяснялась не только тем, что они дали жизнь Марии, а значит, и Спасителю. Была и другая причина: они совершили подлинную революцию в семейной жизни, положив в основу брака любовь, а не выгоду или долг перед обществом. Б древнееврейском обществе этот долг требовал от женщины рождения детей; если их не было, муж имел полное право развестись и искать новую жену. При этом виновной в отсутствии потомства всегда объявлялась жена — даже если она была молодой, а муж старым, что для евреев (и не только) тоже считалось нормой. Ее в случае развода возвращали в дом родителей и покрывали позором как «древо неплодное», что лишало ее надежд на новый брак. А если она рожала без мужа, обвиняли уже в распутстве, что грозило еще более тяжким наказанием — побиванием камнями.

Но Иоаким, сын богача Варпафира, не желал разводиться с женой, хотя за все 50 лет брака она так и не родила ему ни сына, ни дочь. За это в родном Назарете от него отвернулись все знакомые, а в Иерусалимском храме священник Рувим однажды отверг принесенную Иоакимом жертву и выгнал его вон. После такого благочестивый иудей просто не мог вернуться в родной город, и Иоаким удалился в пустыню, чтобы молить Всевышнего о прощении — отсутствие детей считалось верным признаком Божьего гнева. О том же молилась Анна в одиночестве у себя дома. Случилось так, что именно к ней явился архангел Гавриил со словами: «Господь внял молитве твоей, ты зачнешь и родишь, и о потомстве твоем будут говорить во всем мире». Вне себя от радости Анна послала за супругом, и тот «подошел со своими стадами» -в пустыне он не бездельничал, а пас скот, главное богатство тогдашних евреев.

Анна обняла мужа, сказав ему: «Господь благословил меня: БУДУЧИ БЕСПЛОДНОЮ, Я ТЕПЕРЬ ЗАЧНУ!»

Они встретились у Золотых ворот Иерусалима, где Анна нежно обняла и поцеловала мужа, сказав ему: «Знаю теперь, что Господь благословил меня: будучи бесплодною, я теперь зачну!» Католическая церковь, принявшая догмат о непорочном зачатии Богоматери, считает, что зачатие произошло именно в результате этого поцелуя. Православная, не признающая догмат, считает, что зачатие совершилось в тот же вечер более естественным путем. В любом случае, обе церкви отмечают праздник Зачатия Богоматери — у католиков его празднуют 8 декабря, а в православии 22-го, отсчитывая девять месяцев от принятой даты рождения Марии — 21 сентября. Год этого события неизвестен: принято считать, что Мария родила Иисуса в 16 лет, но год его рождения мы тоже точно не знаем. Есть версия, что Спаситель родился не в 1 году от Рождества Христова (что было бы вполне логично), а в 4 году до этой даты. Таким образом, его мать появилась на свет между 20 и 16 годами, когда Иудеей правил царь Ирод Великий.

О дальнейшей жизни Иоакима и Анны почти ничего не известно — весь интерес священного предания сосредоточен на их дочери. На 15-й день после рождения ей дали имя Мария (Мариам) — «любимая» или «желанная», что вполне понятно, учитывая, каким подарком она стала для престарелых родителей. Когда девочке исполнилось полгода, Анна захотела проверить, может ли она ходить. Она поставила Марию на землю, та прошла семь шагов и вернулась в руки матери — а по другой версии, не сделала ни шагу, что для ребенка в таком возрасте совсем не редкость. Анна тем не менее решила, что дочь больна и сможет ходить только после посещения Иерусалимского храма, а до тех пор заперла ее в спальне, «куда не допускалось ничто нечистое, и призвала непорочных дочерей иудейских, чтобы они ухаживали за младенцем». Через полгода Иоаким устроил пир, созвал иудейских священников и попросил их благословить дочь, что они охотно сделали.

Еще через два года Марию все-таки отвезли в Иерусалим, где она, к общему удивлению, сама поднялась по длинной храмовой лестнице, наверху которой ее благословил сам первосвященник. Иоаким с Анной ждали ее у подножия лестницы — этот сюжет в разных видах изображается на иконе «Введение Богородицы во храм». После этого события Мария осталась жить при храме в семье священника Цадока, который учил ее благочестию и готовил к замужеству — такие «посвященные» высоко ценились и могли найти себе богатого и знатного жениха. Несколько лет спустя Иоаким умер в возрасте 80 лет. Овдовевшая Анна переехала в Иерусалим, чтобы жить с дочерью и помогать ей. Через два года умерла и она — ее успение православные отмечают 7 августа. Ее мужу особого дня памяти не досталось, что лишний раз говорит, кто был главным в их союзе и в окружающей их имена легенде. Согласно этой легенде, их похоронили в Гефсиманском саду, рядом с будущей могилой их дочери и ее мужа Иосифа Обручника. Сейчас на этом месте стоит церковь Успения Богородицы, возведенная крестоносцами в XII веке. Обо всем вышеизложенном в канонических Евангелиях не сказано ни слова — эти сведения взяты из апокрифов «Протоевангелие Иакова» и «Евангелие Матфея». В тех же апокрифах родословие Иоакима и Анны возводится к царю Давиду, из рода которого, согласно пророчеству, должен происходить будущий Мессия. По разным линиям из дома Давидова будто бы вышли и отец Иоакима Варпафир, и отец Анны — священник Матфан. Копаться в родословной богоотцов продолжил итальянский монах Иаков Ворагинский, автор популярного в Средние века сборника «Золотая легенда». По его версии, Анна была намного младше мужа и после его смерти еще дважды выходила замуж за его родственников согласно еврейскому обычаю левирата. Первым ее мужем был будто бы брат Иоакима Клеопа, от которого она родила дочь Марию Клеопову. Позже та стала ученицей Иисуса и матерью целых четырех апостолов — Иакова Алфеева, Симона, Иуды Фаддея и Иосифа. Третьим мужем Анны стал Салмей, отец Марии Зеведеевой, или Саломеи, родившей апостолов Иакова Зеведеева и Иоанна Богослова. В «Золотой легенде» сказано, что Анна последовала за дочерью и ее мужем в Египет, где помогала им ухаживать за младенцем Иисусом. То же сочинение приписало Анне еще и сестру Исмерию, внуком которой был наставник Иисуса Иоанн Креститель. В католических храмах часто помещались картины с изображением Анны и всего ее многочисленного семейства под названием «Святая родня».

Цель создания подобных родословных -справиться с противоречием в священных текстах, которые называют Иакова, Симона и прочих братьями Иисуса и в то же время настаивают, что Мария осталась девственной и поэтому родить их не могла. Значит, их родила другая Мария: по одной версии, дочь Анны, по другой — первая жена Иосифа Обручника. Но у создателей развесистых генеалогических деревьев была и другая цель — возвести не только самого Спасителя, но и его родных и даже учеников к царскому роду Давида, а заодно и к роду первосвященника Аарона, чьим потомком по матери была Анна. Обе линии, согласно христианской доктрине, соединил в себе Иисус как Царь мира и Мессия. В этой схеме фигуры богоотцов, особенно Анны, оказались достаточно важными. Уже в середине VI века в Константинополе появился храм Святой Анны, куда через полвека были по приказу императора Юстиниана II перенесены ее мощи, найденные в Иерусалиме. Кроме мощей, объектом поклонения многочисленных верующих стал мафорий (плащ), будто бы принадлежавший святой. Мощи Анны, как и многие реликвии, пропали во время разорения столицы Византии крестоносцами. Сегодня их частицы находятся на Афоне, на Кипре, во французском городе Апт, в испанском Овьедо; в России единственная такая частица хранится в Валаамском монастыре.

ПРАВОСЛАВНЫЕ МОЛИЛИСЬ АННЕ ДЛЯ ДАРОВАНИЯ ПОТОМСТВА, А КАТОЛИКИ СЧИТАЛИ ЕЕ ЗАЩИТНИЦЕЙ ОТ ЧУМЫ

Если православные молились Анне для дарования потомства, то католики считали ее защитницей от чумы и других болезней. Особо почитали Анну в Германии, где в соборе Майнца хранилась ее голова, позже перевезенная в город Дюрен. Аббат Иоганн Тритемий, знаток тайных наук и составитель шифров, посвятил бабушке Спасителя поэму. В разных немецких землях ее считали своей покровительницей цеха горняков, золотильщиков и даже парикмахеров; в день ее памяти устраивались пышные шествия, во главе которых носили гипсовые изображения святой. Вождь Реформации Мартин Лютер запретил почитание Анны вместе с прочими святыми, объявив их «зыбкими тенями прошлого, при помощи которых епископы дурачат народ». С тех пор центр поклонения переместился во французскую Бретань, где она в 1623 году явилась в видении крестьянину Иву Николазику, приказав построить церковь в свою честь. Храм, выстроенный в селении Сент-Ан-д’Оре, стал одним из символов Бретани, а вскоре королева Анна Австрийская подарила ему частицу мощей святой в благодарность за рождение сына — будущего «короля-солнца». Имя Анны носила и другая королева Франции — дочь киевского князя Ярослава. На Руси имена богоотцов были окружены почетом с самого крещения страны — еще тогда первый епископ Новгорода Иоаким выстроил храм в их честь. Как и на Западе, здесь больше почитали Анну; праздники Святых богоотцов и Зачатия Богородицы в народном календаре отмечались как Анна Светлая и Анна Темная. Второй из них, совпадающий с зимним солнцестоянием, считается днем поворота к весне, а в дохристианские времена в этот день праздновался Новый год. На Анну Темную беременным полагалось поститься, не браться за тяжелую работу и вообще не выходить из дома, чтобы не повредить ребенку. Нельзя было и ходить в лес — считалось, что голодные волки в этот день сходятся в стаи и могут напасть на человека. Особым день был для пчеловодов: они шевелили ульи, произнося при этом заговор: «Зачинайте густые меда Господу Богу вдосталь, а мне, рабу Божию, в пожиток». Бесплодные молились о потомстве, а влюбленные затевали сватовство. В Белоруссии, где Анну звали Ганкой, ходила пословица: «На Ганки запрягай санки да едь до коханки».

В день Анны Светлой, или Акима и Анны, поздравляли молодых матерей и повивальных бабок, зазывали в гости соседей на особую «мирскую» кашу, которую полагалось есть всем миром. В доме, где недавно родились дети или их только ждали, гостям дарили круглые пироги со словами: «К нашей хлеб-соли милости просим!» Конечно, в этот день те, у кого не было детей, тоже молились о даровании им потомства — «древам неплодным» и в это недавнее время приходилось нелегко. Есть много легенд о том, как те, кто с искренней верой помолился святой Анне, исцелялся от бесплодия — это якобы случилось даже с турецким султаном, правда, неизвестно с каким именно. Ей молились (и молятся) и в других сложных ситуациях: семейные ссоры, измены, пьянство супруга. Существовали ли Иоаким и Анна на самом деле? Апокрифы, где о них рассказано, были написаны в первые века христианства и долгое время считались вполне достоверными. Ничего невероятного в них не говорится: если Анна в самом деле была намного младше супруга, то он и в пожилом возрасте мог стать счастливым отцом, с Божьей помощью или без нее. Она могла после его смерти снова выйти замуж — а по еврейским законам была обязана это сделать. Ее дети и внуки могли стать соратниками Иисуса — родственники пошли бы за ним с большей готовностью, чем кто-либо другой. Но главное не это: такую любовь, нарушающую законы общества, какую проявили друг к другу богоотцы, просто невозможно было придумать — а это значит, что с высокой долей вероятности она была на самом деле. Двум таким необычным людям Господь просто обязан был подарить необычную дочь, а той — совершенно необычного внука, чье Рождество празднуют уже третью тысячу лет.

Gala БИОГРАФИЯ, Вадим Эрлихман

Вы можете оставить отзыв или трекбек со своего сайта.

Ваш отзыв

Subscribe to RSS Feed Следите за мной на Twitter!