Сильвестр Сталлоне: «Боюсь, что меня забудут»

Сильвестр Сталлоне: «Боюсь, что меня забудут»Мальчик хотел полететь, спрыгнул с третьего этажа и сломал ключицу. Его отец сказал матери: «Этот ребенок никогда не будет президентом. Ты родила идиота». И был прав — Сильвестр Гарденцио Сталлоне президентом не стал.

Однажды актер набросал схему своей жизни: «Путь из грязи к успеху. Достижение его. Погружение в бездну отчаяния. Рывок, чтобы снова подняться на вершину. Вновь ошибки, искушения и отчаяние. Третье восхождение к успеху. Гармония с собой». Это хорошо накладывается на семь его десятилетий. Вот Сталлоне стоит в окружении краса-виц-дочерей на премьере очередного фильма о Рокки Бальбоа. Кажется, он действительно достиг гармонии. Так же, как и его постаревший основной герой — падающий и поднимающийся, теряющий и обретающий упрямый боксер Рокки.

«ЗАИКА СИЛЬВИЯ»

Акушер неправильно наложил щипцы и повредил младенцу лицевой нерв. Так появилась фирменная кривая ухмылочка Слая. Глаза мальчика открывались только наполовину, и он очень плохо говорил. Детство прошло в бандитском районе Нью-Йорка. Отец — итальянский парикмахер Фрэнк Сталлоне, мать — Жаклин Лейбофиш из известного рода одесских евреев, танцовщица и циркачка, гадалка, спортсменка. «Когда ей казалось, что я слишком обнаглел, она скручивала меня. Она знала все борцовские приемы, клала себе на колени и порола щеткой», — рассказывает Сильвестр.

Невысокий, хилый, невнятно говорящий — сверстники дали ему презрительное прозвище Сильвия. Мальчик плакал в углу, представляя себя Суперменом и Тарзаном. Однако позже он скажет: «Если бы мое детство было идеальным, без травм и вмятин, я не стал бы тем, кем стал».

Когда Сильвестру было 15, родители развелись. Он остался с матерью и стал учиться в школе для трудных подростков в Филадельфии — после того, как поменял десяток «нормальных» школ. Очень плохо успевал, и педагоги считали его умственно отсталым. Примерно тогда юноша начал тренировки — находил на городской свалке различные тяжелые предметы и качал мышцы. Стал выходить на любительскую сцену, исполняя роли без слов. Постепенно и дефект речи, и парез лица выправлялись, а комплексы ушли прочь.

«ИТАЛЬЯНСКИЙ ЖЕРЕБЕЦ»

В 1962 году Сталлоне поступил на драматический факультет университета Майами. Все преподаватели заявляли, что он абсолютно бездарен. Попытался зайти с другого конца — сочинил пьесу для студенческого театра. Она провалилась. Писал сценарии, ему их возвращали, а на кастингах неизменно отказывали в ролях. Стал заниматься у логопеда, дни и ночи начитывал на магнитофон произведения классиков. Подрабатывал уборщиком клеток в зоопарке, билетером в театре, вышибалой в ресторане, детективом. Был бездомным и ночевал на автобусной остановке…

Первая его роль была в порнофильме «Рэнди». Сильвестр заработал тогда 200 долларов и смог снять жилье. Еще одно порно — «Вечеринка у Китти и Стада» (сейчас этот фильм называют «Итальянский жеребец»). Затем — роль в малобюджетной драме.

Идея «Рокки» пришла случайно, когда он смотрел по телевизору бой Мохаммеда Али и малоизвестного Чака Уэпнера, который продержался против великого боксера 15 раундов. Сильвестр написал шесть (!) вариантов сценария, и лишь седьмой был принят киностудией.

Ему предложили за него 350 тысяч долларов (в тот момент в кармане у него была всего сотня). Но он был готов продать его за один доллар с условием, что будет играть в фильме главную роль.

Наконец, молодой, но уже именитый продюсер Ирвин Уинклер согласился. Именно от него Сталлоне получил прозвище Слай («ловкач»).

МРАЧНЫЕ ДЖУНГЛИ УСПЕХА

«Рокки» стал лучшим фильмом 1976 года, и Слай ковал железо, пока горячо: «Рокки» 2,3,4… Теперь успех был настоящим: номинации на «Оскар», первый миллион. Но… «Моя жизнь превращалась в мрачные джунгли, где каждый норовил ужалить и обмануть. Я испытал большой психологический стресс, потому что узнал, кто мне друг, а кто враг». От тоски Сталлоне стал уходить в загулы.

Не все в порядке было и со здоровьем. Со съемок «Рокки 4» его увезли в больницу. Огромный Дольф Лундгрен, игравший русского боксера Ивана Драго, ударил Слая в область сердца.

После еще одного успеха — фильма о непотопляемом солдате Рэмбо -начался период неудач в кино. Сталлоне чаще других голливудских звезд получал антиприз «Золотая малина» — целых четыре раза — и 10 раз на него номинировался. Впрочем, он не обижался и охотно ходил на вручение.

РАЗОЧАРОВАННЫЙ РОМАНТИК

На 50-летие Слая редакция журнала «Стар» преподнесла ему специальный номер с именами и фото… 595 женщин, с которыми актер был близок. Говорят, в молодости он просто раскрывал каталог моделей и тыкал пальцем в первое попавшееся фото, после чего девушке звонил его пресс-секретарь.

И все же… «Я все время ждал чего-то романтического и ужасно переживал, когда обнаруживал расчет со стороны женщин», — признавался Слай.

С первой женой, впрочем, ему повезло. Саша За к была готова терпеть нужду и, как примерная итальянская жена, сидеть дома, рожать детей и помогать мужу в качестве машинистки. Однако когда к нему пришел успех, был запущен конвейер романов актера на стороне, и брак с Сашей рухнул.

Второй раз он женился на эмансипированной актрисе Бриджит Нильсен. Брачный контракт был суров: Слай обязывался выплачивать благоверной 100 тысяч долларов ежемесячно, а сдельно — 10 тысяч за каждый акт любви… Еще он должен был снимать жену во всех своих фильмах, оплачивая ее работу по самому высокому тарифу. Их брак продолжался 548 дней и обошелся Слаю в 16 миллионов.

Третья жена Дженнифер Флавин стала для него настоящим якорем. Однако не все в их жизни было безоблачно. Через несколько лет появилась модель Дженис Дикинсон. Едва она сообщила Слаю, что он станет отцом, тот сразу же порвал с Дженнифер. Жена ушла, изрезав 234 его костюма, 567 рубашек и 124 пары обуви… Когда Дженис родила дочку, Сильвестр сделал тест на отцовство. Ребенок оказался не его, и обманщица была изгнана.

А Слай недолго думая позвонил Дженнифер и попросил прощения, которое было ему даровано. До сих пор пара вместе, и имена их трех дочек начинаются в честь отца на «С» — София, Систин, Скарлет. Его даже можно заподозрить в подкаблучничестве: «Вся власть сосредоточена в женских руках. Больше всего на свете я боюсь разозлить жену».

РАДОСТЬ И БОЛЬ МОГУЧЕГО СЛАЯ

Дети — источник его огромной радости. И огромной боли. У Серджио, младшего сына от первого брака, в возрасте трех лет диагностировали аутизм. Родители прилагали героические усилия, чтобы помочь ему. Сейчас он ведет замкнутую жизнь и часто видится с отцом. А старшего сына Сейджа в 2012 году обнаружили мертвым в его доме. Полиция подозревала передозировку наркотиков, а отец — убийство, однако это оказался сердечный приступ. Сейдж пытался идти по отцовской стезе, но считал себя неудачником и сильно переживал.

Это были самые черные дни Слая. Дети для него — все. Окончательно он осознал это, когда у двухмесячной Софии обнаружили порок сердца и сделали операцию. Он воспринял это как Божью кару за свои прегрешения.

Сталлоне богат и знаменит, его новые фильмы в рамках старых франшиз иногда успешны. Он коллекционирует произведения искусства и машины, сам пишет картины, занимается благотворительностью, любит свору своих собак и стаю попугайчиков. Но душа его покрыта шрамами, и в ней глубоко сидит страх: «Я все время боюсь, что завтра мне перестанет везти, и все тут же забудут о моем существовании…».

Павел ГАНИПРОВСКИЙ

Вы можете оставить отзыв или трекбек со своего сайта.

Ваш отзыв

Subscribe to RSS Feed Следите за мной на Twitter!