Сергей Уточкин. Главный экстремал Российской империи

Бесстрашный авиатор, гонщик, яхтсмен, боксер, футболист… Всю свою короткую жизнь он рисковал, стремился к новым победам и искал впечатлений. А закончил ее с клеймом безумца.

Проснувшись от странного шума, 10-летний Сережа увидел, как мадам Краузе, его опекунша, мечется по спальне и вонзает окровавленный нож в тела своих детей. Когда она двинулась к нему, мальчик вскрикнул и дал деру. Это его спасло, но всю дальнейшую жизнь он заикался.

ОТГОЛОСКИ ДЕТСКОГО КОШМАРА

Отец братьев Уточкиных оставил им большое состояние — на эти деньги рано осиротевшие дети и воспитывались в приемных семьях. Глава семейства, в которое попал Сережа, любил приложиться к бутылке. Однажды, напившись до белой горячки, мужчина повесился. Бездыханное тело в петле обнаружила его жена. Она испытала шок и схватила нож…

Заикание — не самое страшное, что произошло с мальчиком. Что-то случилось с его рассудком. Спустя год он вместе с приятелем натянул ночью веревку над мостовой. Споткнувшись о нее, на брусчатку упали офицер и две женщины. Приятель бросился наутек, а Уточкин, не обращая внимания на кулаки разъяренного офицера, смеялся на всю улицу. Когда полицмейстер, увидев его реакцию, вызвал докторов, те с ходу выдали диагноз: «Похоже на шизофрению». Но потом подросток вроде бы остепенился и стал учиться.

Новый «сюрприз» случился в 15 лет. На деньги отца, получаемые им небольшими траншами, Уточкин приобрел велосипед, решив стать велогонщиком. И у него получилось: упорно тренируясь, Сергей выигрывал в родной Одессе одну гонку за другой. На призовые юноша купил себе мотоцикл и стал разъезжать на нем по Дерибасовской.

Следующее увлечение -парусные регаты. Денег на покупку яхты не хватило, и Уточкин, закупив материалы, построил ее самостоятельно. Но конструкция была несовершенна, выиграть на ней никак не удавалось. А однажды яхта перевернулась и едва не потопила своего капитана. Именно тогда правление Одесского яхт-клуба выпустило распоряжение о дисквалификации Уточкина.

Впрочем, он и без того находил немало способов получить адреналин. Бегал наперегонки с трамваем, на роликах соревновался с велосипедом, а на велосипеде — с лошадью. Купив автомобиль, съезжал на нем по ступеням Потемкинской лестницы, испробовав до этого спуски на роликах, велосипеде и мотоцикле. Толпа его обожала, хотя и кричала вслед: «Куда прешь, идиёт?» А мальчишки, безуспешно пытаясь догнать триумфатора, радостно вопили: «Уточкин, рыжий пес!»

ПОЛЕТЫ ВО СНЕ И НАЯВУ

Участвуя в гонках на автомобилях, Уточкин применил нестандартный прием: приделал к корпусу крылья. Разогнавшись, машина несколько секунд парила в воздухе. Казалось, парню хочется взлететь — и вскоре он смог это сделать.

В Одессу приехал итальянец Витолло, зарабатывавший тем, что катал всех желающих на воздушном шаре. Испробовав управление шаром, Сергей выкупил у него аппарат. Пару месяцев он катал одесситов, а потом решил отправиться в воздушное путешествие в… Египет. Уже там, пораженный бесстрашием Уточкина, арабский вельможа угостил его гашишем. Наркотик так понравился смельчаку, что он прихватил его домой. С тех пор адреналин в крови Уточкина вырабатывался не только с помощью трюков.

Первый в России биплан «Фарман-IV» появился в Одессе в 1909 году. Его владельцем был банкир Ксидиас, а пилотом — Михаил Ефимов. Уточкин тайком поглядывал, что Михаил делал перед взлетом. Й когда Ефимова пригласили в Москву, Сергей выпросил у банкира разрешение полетать. Риск — неимоверный! Однако самолет был застрахован, и Ксидиас согласился. Короткая взлетная полоса едва не стоила Уточкину жизни, но, рванув штурвал на себя, он устремил машину в небо. Вскоре «рыжий пес» летал не хуже Ефимова, а в 1910 году сдал экзамен в Одесском аэроклубе на право пилотирования. Он выкупил у Ксиди-аса биплан и стал выступать с аэротрюками.

Восторженная публика созерцала воздушное мастерство Уточкина в 70 городах России и за ее пределами. Видевший его безумства профессор Жуковский высказался, что у того, помимо знаний и умений, имеется необходимая для авиатора врожденная способность. В Гомеле полеты Уточкина наблюдал будущий авиаконструктор, а в то время гимназист, Павел Сухой: «…Я шел с ребятами из гимназии, и вдруг над нашими головами пролетел аэроплан. Это было так неожиданно и удивительно, что дух захватывало. Не птица, а человек летит над нами!»

В Киеве его пилотаж взволновал будущего конструктора авиадвигателей Александра Микулина и авиаконструктора Игоря Сикорского. Другой конструктор, Георгий Можаровский, наблюдал полет Уточкина в Бердянске: «После того как я увидел летящий в небе аэроплан, мне стало совершенно ясно, что буду пилотом или в крайнем случае конструктором аэропланов. То же самое решили и мои товарищи».

НИКУДЫШНЫЙ МУЖ

Еще одной страстью Уточкина были женщины. Однажды, чтобы развлечь даму, он играючи проколол себе щеку шпилькой. А в Херсоне пригласил на показательный полет хорошенькую барышню и улетел с ней на 2 часа. Публика свистела и строила предположения. Свою будущую жену Уточкин встретил тоже на аэродроме. Увидел ее в толпе зевак и пригласил на свидание — конечно же, на воздушное. Сергей завалил девушку подарками и цветами, а спустя 3 дня предстал перед ее отцом — присяжным поверенным. Свадьба состоялась через неделю, церемонией жених пообещал суженой: «Мы поделим с тобой мир пополам: мне — небо, тебе — земля». Правда, мужем Уточкин оказался плохим — часто отсутствовал и все заработанные деньги тратил на свои забавы.

ЗАБЫТЫЙ ГЕРОЙ

В июле 1911 года британский резидент Сидней Рейли организовал показательный авиаперелет Санкт-Петербург — Москва. Участвовать в нем должны были 12 ведущих авиаторов России, но еще до старта трое участников отказались лететь. А вот Уточкин рвался сделать это первым. В районе Новгорода его переоборудованный «Блерио» потребовал ремонта. Но и после него, взмыв в небо, машина стала глохнуть и крениться. От смерти авиатора спасли опыт и животный инстинкт: он сумел выпрыгнуть из машины в реку. Переломанного чудака спасли крестьяне и отправили в больницу…

Оттуда он вышел совсем другим человеком. Сильнейшие физические боли глушил морфием. А вскоре к ним добавились и душевные — его Лариса ушла к миллионеру Артуру Анатре.

Увлечение кокаином и морфием превратило добряка и весельчака Уточкина в мрачного и одержимого типа. Ему всюду мерещились враги и преследователи. Друзья неоднократно устраивали его в клиники, откуда он периодически сбегал. Венцом душевных метаний Сергея стала попытка проникновения в Зимний дворец, на аудиенцию к императору. «Я — гений! Пустите! Разве не слышите, государь меня зовет!» — кричал он преградившему ему путь офицеру. После этого ореол безумного храбреца был им утрачен окончательно, сменившись на клеймо безумца. Не имея постоянного дохода, Уточкин скитался по знакомым, иногда что-то зарабатывал игрой на бильярде и в карты, но чаще голодал и ночевал под мостом.

После начала Первой мировой войны его за старые заслуги зачислили в автомобильно-авиационную дружину под Петроградом. Но, больной шизофренией служить не смог. В ноябре 1915 года Сергей Уточкин, слонявшийся по морозным улицам, простудился. Пневмония спровоцировала кровоизлияние в мозг, и 31 декабря 39-летний авиатор навсегда ушел на небеса. Его похоронили с воинскими почестями на Никольском кладбище Александро-Невской лавры.

ДАРЬЯ БИОГРАФИЯ, Егор МАРОВСКИЙ

Вы можете оставить отзыв или трекбек со своего сайта.

Ваш отзыв

Subscribe to RSS Feed Следите за мной на Twitter!