Сергей Прокудин-Горский. Человек, раскрасивший мир

Сергей Прокудин-Горский. Человек, раскрасивший мирДо начала XX века все сделанные в России фотографии были черно-белыми. Они не передавали красочности природы и вещей, созданных человеческими руками. Но нашелся человек, который это исправил.

Изобретатель и выдающийся фотограф Сергей Михайлович Прокудин-Горский принадлежал к одному из старейших дворянских родов России. Родился он 18 августа (30 по старому стилю) 1863 года в родовом имении в Покровском уезде Владимирской губернии. Когда мальчик подрос, родители отправили его в Петербург в знаменитый Царскосельский лицей.

К своему истинному призванию Сергей пришел не сразу. Учился в Санкт-Петербургском университете на физико-математическом факультете, потом в Военно-медицинской академии, затем в Академии художеств, но везде либо не окончил учебу, либо был вольным слушателем. Просто молодого человека одновременно привлекали и точные науки, и искусство, и ему никак не удавалось выбрать что-то одно.

ХИМИЯ КАК ИСКУССТВО

Не найдя себя в России, в 1889 году Сергей отправился в Германию, где некоторое время преподавал химию в Высшей технической школе в Шарлоттенбурге. Кафедру химии в этом вузе возглавлял Адольф Мите, один из первых специалистов в области цветной фотографии. Узнав о его работах, Проку-дин-Горский понял: вот оно, его призвание, которое он так долго искал, точка пересечения химии и искусства!

Сергей досконально изучил метод получения цветных фотоизображений Мите, а потом попробовал усовершенствовать его и добился в этом невероятных успехов. Качество снимков, сделанных по его методике, было высочайшим: они абсолютно точно, без малейшего искажения передавали все цвета и оттенки сфотографированных предметов. Лица людей, природа, здания на них выглядели так же, как в реальности, были четкими, яркими, «живыми»…

Запатентовав свой метод, Сергей вернулся в Россию. Теперь у него есть любимое дело, и он готов посвятить ему жизнь.

ПОМОГЛО ЗЕМЛЕТРЯСЕНИЕ

На родине Прокудин-Горский женился на дочери владельца нескольких гатчинских заводов Анне Лавровой и стал директором одного из них. Кроме того, работал в Демидовском доме призрения трудящихся — социальном учреждении для девочек из бедных семей. И, конечно, занимался фотографией, добиваясь все более совершенной передачи цвета, выступая в разных научных обществах с докладами о своих достижениях, издавая книги по этой теме. В 1900 году он принял участие во Всемирной Парижской выставке — правда, пока с более привычными миру черно-белыми работами.

Успех его цветных снимков еще впереди…

Через год после выставки Сергей Михайлович открыл «Фотоцинкографическую и фототехническую мастерскую», в которой не только делал цветные снимки, но и продолжал исследования в данной области. Тогда же, благодаря новой встрече с Мите, он узнал о его новом изобретении — проекторе, позволяющем показывать фотографии на большом экране. Этот аппарат Прокудину-Горскому тоже удалось усовершенствовать.

Оборудование и реактивы для мастерской требовали больших затрат, и Сергей Михайлович начал выпускать открытки с видами разных городов. Для начала он отправился в Финляндское княжество, откуда привез серию цветных снимков, потом поехал в Дагестан, на Черное море, в разные уголки Петербургской -губернии. А в конце 1906 года решил посетить Туркестан, где 14 января 1907 года ожидалось полное солнечное затмение. Фотографу не повезло: в день затмения небо было затянуто тучами. Расстроенный, он решил поснимать хотя бы виды Самарканда и вскоре так увлекся, что забыл про затмение. Вокруг были красивые мечети, облицованные пронзительно-яркой бирюзовой плиткой, и Сергей Михайлович сфотографировал каждую из них. В его объектив попал и крупнейший на тот момент мусульманский храм — мечеть Биби-Ханым, воздвигнутая по повелению Тамерлана и сильно пострадавшая от землетрясений, но все равно выглядевшая очень величественно…

Довольный сделанными снимками, Прокудин-Горский вернулся в Петербург. А в октябре того же года узнал, что в Самарканде снова было землетрясение, и единственный целый купол знаменитой мечети разрушен. Теперь он существовал только на его фотографиях, на стеклянных пластинах с негативами. Это стало чем-то вроде откровения свыше: Сергей Михайлович вдруг понял, что, делая снимки, он не только показывает людям красоту разных мест, но еще и сохраняет ее для истории, делает бессмертной.

ПРИШЕЛ, УВИДЕЛ, СФОТОГРАФИРОВАЛ

Потрясенный своим открытием, Прокудин-Горский продолжил ездить по России, фотографируя все, что считал достойным сохранить навечно. Старинные храмы и деревенские домики, искрящиеся на солнце горные потоки и заснеженные поля, жители разных городов и поселков, специально нарядившиеся для фотосъемки или занятые работой и не знающие, что на них нацелен объектив… Их лица были в прямом смысле слова «живыми» — с искренними улыбками, удивлением, озабоченностью. Хотя обычно на фотографиях того времени люди получались с застывшим выражением лица, без каких-либо эмоций. Ведь для четкого изображения требовалась длительная выдержка, и даже самые жизнерадостные не могли так долго удерживать естественную улыбку. Сергей Михайлович добился более быстрого получения снимка.

Фото, сделанные в разных концах России, Прокудин-Горский демонстрировал при помощи проектора своим коллегам, а также царской семье. Николай II оценил работы Сергея Михайловича по достоинству, и тому была предоставлена возможность бесплатно пользоваться любым транспортом для путешествий по стране. В результате за несколько лет у Прокудина-Горского скопилась огромная коллекция негативов, на которых была в прямом смысле слова запечатлена в цвете вся Российская империя.

КРАСОТА В ЭМИГРАЦИИ

После революции 1917 года Сергею Михайловичу стало ясно: сберечь коллекцию, которая требовала особых условий хранения, при новой власти он не сможет. А это было необходимо: жизнь стремительно менялась, по всей стране разрушались храмы, и сделанные им снимки один за другим становились историей. Решено было вывезти негативы в Европу, где у них имелось больше шансов сохраниться, и в 1922 году Прокудин-Горский с женой и тремя детьми эмигрировал во Францию. Фотографу удалось спасти около трети снимков. Большая часть коллекции осталась в России и бесследно исчезла…

В эмиграции выяснилось, что Европе история царской России неинтересна. Стеклянные пластины многие годы хранились в ящиках на чердаке, и однажды их едва не испортил внук Сергея Михайловича, собравшийся смыть с пластин цветные отпечатки. К счастью, мальчика вовремя остановили родители.

После смерти Проку-дина-Горского в 1944 году его дети и внуки поняли, что должны расстаться с коллекцией негативов, иначе она так и будет пылиться на чердаке, постепенно приходя в негодность. Уж лучше продать пластины библиотеке Конгресса США, где им обеспечат правильные условия хранения.

Там они и «живут» до сих пор, но отпечатанные с них фотографии, а также выпущенные Прокудиным-Горским открытки можно увидеть на выставках, в журналах и в Интернете. Все они по-прежнему поражают своими невероятно яркими цветами и богатством оттенков.

ДАРЬЯ БИОГРАФИЯ, Татьяна АЛЕКСЕЕВА

Вы можете оставить отзыв или трекбек со своего сайта.

Ваш отзыв

Subscribe to RSS Feed Следите за мной на Twitter!