Победа в газовой войне

Обычные стальные трубы тоже мощное оружие. В противостоянии СССР и США они оказались важнее ядерных бомб.

Наш ответ Аденауэру

В середине 1950-х годов в Советском Союзе началась «великая газовая революция». Для транспортировки голубого топлива прокладывались магистральные газопроводы, ведущие к крупнейшим промышленным центрам. Одна из таких трасс должна была связать Газлинское месторождение в Узбекистане с металлургической столицей Южного Урала — Челябинском.

Стройка велась в сложных природных условиях, а в 1963 году к ним прибавились политические проблемы. 11 апреля канцлер ФРГ Аденауэр заявил о необходимости прекратить поставки западногерманских труб в СССР, чтобы не усиливать экономику геополитического противника.

Заводы Phoenix-Rheinruhr отправили часть сотрудников в принудительные отпуска. Для компании Mannesmann приостановка с отправкой 200 тысяч тонн уже изготовленных труб с учетом неустоек стоила свыше 80 миллионов марок (более 50 тонн золота по тогдашнему курсу).

Пресса СССР смаковала страдания капиталистов и выражала сочувствие западногерманским трудящимся.

В рекордные сроки на уральских заводах увеличили выпуск труб диаметром 820 миллиметров, а также запустили стан для проката труб диаметром 1020 миллиметров. 25 ноября 1963 года узбекский газ был подан в Челябинск.

Схема «газ — трубы»

В 1968 году австрийская OMV стала первой западной компанией, заключившей долгосрочный договор на импорт советского газа. Оплата частично должна была производиться стальными трубами диаметром 1000 и 1230 миллиметров. По аналогичной схеме «газ — трубы» заключались контракты с итальянской Eni, французской Gaz de France и западногерманской Ruhrgas.

После войны Судного дня 1973 года взлетели цены на нефть, и западные страны решили расширить набор энергоносителей, перестраивая инфраструктуру именно под советское голубое топливо.

И только американские компании оставались лишними на празднике жизни, поскольку в США действовала поправка Джексона — Вэника.

В 1979 году Москва начала переговоры с восемью европейскими странами о расширении поставок за счет строительства газопровода Уренгой — Помары — Ужгород.

Определяющую роль здесь играла позиция крупнейшего потребителя -Ruhrgas AG. Было подписано компенсационное соглашение, предусматривавшее, что с 1984 года ФРГ начнет получать 10,5 миллиарда кубометров ежегодно.

Новый президент США Рональд Рейган развернул в этот период пропагандистское наступление на СССР как «империю зла», угнетающую несчастную Польшу и развернувшую агрессию против безобидного Афганистана.

Западноевропейцы с такой трактовкой не спорили, но вводить санкции по примеру США не собирались. Как вспоминал тогдашний посол ФРГ в Москве Андреас Майер-Ландрут: «Американцы были очень заинтересованы в эмбарго против Советского Союза. На Германию оказывалось давление с целью добиться отказа от сделки «газ -трубы», но Бонн твердо стоял на позиции, что этот договор был заключен раньше и поэтому не подлежит эмбарго».

В июне 1982 года началась прокладка газопровода Уренгой — Помары — Ужгород, а через месяц в Версале прошел очередной саммит «Большой семерки». Отпор американскому лидеру дали президент Франции Франсуа Миттеран и британский премьер Маргарет Тэтчер.

Страсти вокруг эмбарго кипели нешуточные, но успех дела решили советские предприятия, сумевшие быстро перейти к выпуску оборудования, которое не удалось закупить в Америке.

Трудовой энтузиазм оказался столь значителен, что первоначальный срок ввода магистрали — апрель 1984 года — оказался перенесенным на январь 1984-го.

Среди тогдашних новогодних телепередач многим газовикам запомнился детский утренник, на котором рыба-пила пыталась перепилить трубу, несущую тепло людям. Но ничего у злодейки, конечно, не вышло.

ТАЙНЫ СССР, Олег ПОКРОВСКИЙ

Вы можете оставить отзыв или трекбек со своего сайта.

Ваш отзыв

Subscribe to RSS Feed Следите за мной на Twitter!