Петр Бадмаев. Великий знахарь из Бурятии

Можно только удивляться, как сын скотовода, кочевавшего по степям Забайкалья, стал вершителем судеб. Но факт остается фактом.

О поразительных успехах тибетской медицины сегодня наслышаны многие. А открыл ее для европейцев крестник императора Александра III действительный статский советник Петр Александрович Бадмаев.

ПОТОМКИ ЧИНГИСХАНА

В 1852 году на Восточную Сибирь обрушился тиф. Кто-то из советников генерал-губернатора рассказал ему об удивительном лекаре — эмчи-ламе по имени Сультим Батма, чей род восходил к отцу Чингисхана. Губернатор приказал доставить к нему Сультима и после разговора дал ему карт-бланш в остановке эпидемии. Тиф, пусть и не сразу, пошел на спад, и необычного лекаря пожелали видеть в Петербурге. Тот согласился приехать, но попросил губернатора, чтобы его младшего брата Жамсарана приняли в Иркутскую гимназию. Просьба была удовлетворена.

В Петербурге врачи Николаевского военного госпиталя решили вывести «шамана» на чистую воду — поручили ему лечение больных туберкулезом легких и раком. Вопреки их ожиданиям, 80% потенциальных покойников встали на ноги! После такого даже светила медицины отбросили высокомерие по отношению к Батме. Сам Сультим стал знакомиться с традиционной медициной и вскоре сдал экзамен на звание лекарского помощника. В 1862 году за заслуги в деле излечения больных солдат и офицеров император Александр II пожаловал ему дворянский титул. Вскоре Батма решил принять православие. Крестным отцом у него стал сам Александр II, а потому при крещении он взял имя Александр Александрович. Фамилию он тоже изменил на русский лад и стал Бадмаевым.

Александр Бадмаев открыл в Петербурге аптеку тибетских снадобий, занимался частной практикой и читал лекции по монгольскому языку в университете. А в 1871 году в город на Неве прибыл его брат Жамсаран, где поступил на восточный факультет университета и в качестве вольнослушателя стал посещать лекции Медико-хирургической академии. Вечерами Жамсаран перенимал от старшего брата тайны лечения тибетских лам.

ВРАЧ И РАЗВЕДЧИК

Спустя 2 года Александр Бадмаев умер. Вместе со знаниями к Жамсарану перешла и аптека тибетских снадобий. По примеру брата он тоже крестился и в честь Петра I взял имя Петр. Отчество ему досталось от имени крестного — цесаревича, будущего императора Александра III.

В 1875 году Петр Бадмаев с отличием окончил и университет, и Медикохирургическую академию. Однако от диплома врача пришлось отказаться: военный медик мог лечить лишь средствами признанной европейской медицины. Зато предложение стать чиновником 8-го разряда в Азиатском департаменте МИД он с удовольствием принял. Такая служба позволяла Петру бывать в экспедициях в Монголии, Китае и Тибете. Это полностью соответствовало его планам расширить границы знаний о тибетской медицине. Хотя и о своих прямых обязанностях чиновника и разведчика он не забывал.

После ряда экспедиций Бадмаев написал отчет для Александра III, где утверждал, что правящая в Пекине маньчжурская династия вскоре падет, и существует угроза, что Китай захватят англичане (прогноз позднее подтвердился!). Также он указал, что Тибет — ключ к Азии со стороны Индии, и если англичане завладеют им, то будут возбуждать против России весь буддийский мир. А потому, заключал Бадмаев, к России следует присоединить и Тибет, и Китай, и Монголию. На что Александр III отписал резолюцию: «Все это так ново, необычайно и фантастично, что с трудом верится в возможность успеха».

Во время поездок Бадмаев часто общался с далай- и эмчи-ламами — буддистскими духовниками и врачевателями Тибета. Язык, облик и принадлежность к роду Чингисхана делали Петра желанным гостем в любом доме. Но больше всего его интересовал секретный трактат «Жуд-Ши» — главное руководство врачебной науки Тибета. Еще от брата он знал, что это длинные манускрипты, читаемые сверху вниз. В конце концов, желанная рукопись попала ему в руки.

В 1894 году, получив генеральский чин действительного статского советника, Бадмаев ушел в отставку и сосредоточился на переводе «Жуд-Ши». Параллельно он вел частную практику по лечению тибетскими средствами. Слава о Петре Бадмаеве как о чуде-лекаре распространилась повсюду. Причиной стало то, что он успешно исцелял вельмож и членов императорской фамилии. Поговаривают, что способностью останавливать кровотечение у цесаревича Алексея Григорий Распутин обязан не своему «дару», а снадобью Бадмаева. Но почему эмчи-лама, лично знакомый с Николаем II, сам не лечил цесаревича и допустил к нему Григория? Однозначно сказать сложно, но, по признанию близких целителя, после возвращения из Тибета Бадмаев научился предвидеть будущее. В частности, он знал, что вскоре Россию ждет величайшее потрясение, и старался не лезть под колесо истории и просто держался подальше от императора.

ДИАГНОЗ ПО ПУЛЬСУ

Потребность в лекарствах постоянно росла, и Петр Александрович стал искать подходящее место для выращивания тибетских трав. В городе, построенном на болотах, таковых оказалось немного, но Бадмаев нашел его -участок на Поклонной горе. Вскоре на этом месте появился двухэтажный дом с восточной башенкой и огород для трав.

Попасть на прием к Бадмаеву можно было, лишь отстояв большую очередь -притом что лечение стоило недешево. Но, увидев на человеке залатанную одежду и стоптанные башмаки, лекарь брал символическую плату, а то и вовсе отказывался от денег. А вот с миллионера Манташева он с удовольствием взимал 25 рублей за прием.

Залог успеха любого лечения — правильная постановка диагноза. В отличие от докторов, слушавших больного стетоскопом и изучавших анализы, Бадмаев использовал иную, тибетскую методику. Зашедшего в кабинет больного он останавливал: «Молчите! Сначала я попробую определить то, чем вы страдаете, а если ошибусь, поправьте меня…» После чего внимательно слушал пульс и начинал говорить, что болит у пришедшего. Как правило, лекарь не ошибался. И если «классический» врач констатировал у пациента уже существующие недуги, то Бадмаев мог предсказать, что заболит в организме через год или два, а значит, принять меры по предотвращению болезни.

Тибетские снадобья, исключавшие химические вещества, хорошо лечили и не давали побочных эффектов. Хотя свои микстуры и порошки Бадмаев считал не столько лекарством, сколько средством помощи организму. Истинным же лекарством он называл «окружающее нас пространство, коль скоро наш организм нуждается в нем».

УСТАЛ ОТ ЖИЗНИ

К сожалению, в конце жизни судьба Бадмаева сложилась печально. После Октябрьского переворота он, убежденный монархист, попал в опалу к новой власти, хотя его пациентами были Максим Горький, Валериан Куйбышев и Лев Каменев. Казалось бы, осознавая опасность своего положения, почему целитель не принял меры?! Ведь ему предлагал подданство и защиту японский посол. Но Петр Александрович, словно ведя свою игру, сам искал неприятности.

В 1919 году по доносу Бадмаев попал в тюрьму, а затем в Чесменский лагерь. За грубость и обращение на «ты» гордый старик дал пощечину коменданту лагеря. Бадмаева отправили на 2 дня в карцер — каменный мешок, где по щиколотку стояла вода. После такого испытания лекарь заболел тифом. По ходатайству жены и влиятельных пациентов Бадмаева положили в лазарет, а потом отпустили домой. Однако время было упущено: он уже не мог излечить себя. А, возможно, и не хотел. Несмотря на принятие православия, буддизм всегда оставался в его душе. Устав от жизни, лекарь верил и желал реинкарнации. 1 августа 1920 года Петра Александровича Бадмаева похоронили на Шуваловском кладбище Санкт-Петербурга.

ДАРЬЯ БИОГРАФИЯ, Прохор ЕЖОВ

Вы можете оставить отзыв или трекбек со своего сайта.

Ваш отзыв

Subscribe to RSS Feed Следите за мной на Twitter!