На картошку!

Если современного студента пригласить поехать «на картошку», тот, скорее всего, подумает: речь о пикнике, где будет печеная картошка. Но у людей постарше совсем другие ассоциации с подобным приглашением.

Романтика бывает разная. «Классическая» — это когда вдвоем с любимым человеком в венецианском отеле с видом на каналы с гондолами и под соответствующую музыку. Лет 30-35 назад подобное тоже считалось очень романтичным, но для граждан СССР не являлось достижимым, а потому романтику искали там, где сейчас мало кому придет в голову ее искать. Например, в поездках в колхоз на сбор урожая, или, как это коротко называлось, «на картошку».

Само по себе желание отправиться в самую слякотную пору на уборку картофеля, моркови, капусты или турнепса выглядит абсурдным. Другое дело, что о добровольном путешествии на колхозные нивы речи не велось. И все же…

ШКОЛЬНИКИ-ГУБИТЕЛИ

Нас с детства приучали к обязательной «битве за урожай», которая разыгрывалась каждый год по мере его созревания.

Отправка в поля школьников, была, пожалуй, не самой разумной затеей высшего руководства. Детей, начиная с 5-6-го класса, под присмотром учителей вывозили в колхоз на один день — на прополку. После такой прополки как минимум половину урожая можно было списать со счетов — даже предварительная лекция агронома не помогала. Торчащие из земли жалкие хвостики редиски и морковки выдергивались так же стремительно, как и сочные развесистые сорняки. Причем, чем ответственнее ребенок подходил к доверенному ему делу, тем с большей вероятностью его грядка оказывалась девственно чистой.

ЛАГЕРЬ ТРУДА И ОТДЫХА

Более серьезно проходили «битвы» в старших классах. Чтобы беспроблемно перейти в 9-й класс, нужно было месяц отработать в лагере труда и отдыха (ЛТО). По сложившейся традиции в эти же лагеря отправляли и желающих сняться с учета в детской комнате милиции. В результате в одном лагере зачастую оказывались одновременно и «умники», и малолетние нарушители. Но в поле при этом работали все, занимаясь все той же прополкой моркови или турнепса. Естественно, денег подросткам никто не платил.

Сам лагерь труда и отдыха напоминал пионерский, но с рабочими часами с утра до обеда. Вечер обычно заканчивался дискотекой и, если есть настроение, — походом мальчиков на «девчачью» половину с вполне невинной целью: измазать одноклассниц зубной пастой. А у кого-то — и первой в жизни сигаретой, выкуренной украдкой в кустах за жилыми корпусами. Те, кому довелось съездить в ЛТО, вспоминают это время с ностальгией…

ОТ СТУДЕНТА ДО ПРОФЕССОРА

Взрослым тоже доставалось: на поля выезжали сотрудники НИИ, рабочие заводов и фабрик, студенты дневных отделений, аспиранты, профессора. К битве за урожай привлекались даже стопроцентные гуманитарии, многие из которых никогда не держали в руках лопаты и принесли бы значительно больше пользы государству, занимаясь своим прямым делом. Вспомните фильм Эльдара Рязанова «Гараж»: правление гаражного кооператива попрекает профессора Смирновского тем, что он, сортируя на овощной базе картошку, вкладывал в каждый мешок визитную карточку со своей фамилией и перечислением своих регалий. В ответ профессор заявил, что раз он вместо научной работы вынужден проводить время на овощебазе, следовательно, он лично отвечает за каждую отсортированную им картофелину.

Для рабочих и служащих предусматривались однодневные или декадные выезды на колхозные поля. Но чаще «на картошке» можно было встретить все-таки студентов-первокурсников. Им доставалось больше всего: сельхозработы продолжались до самых заморозков. В последние дни пребывания в колхозе ту же картошку иногда выковыривали из уже подмерзшей земли.

«ОТКОСИТЬ» НЕ ПОЛУЧИТСЯ

От поездки в колхоз отвертеться было проблематично — разве что по состоянию здоровья. Справка о простуде выглядела неубедительно: требовалось что-то посерьезнее, вроде перелома. Прогул или игнорирование помощи подшефному хозяйству грозили немедленным отчислением из вуза.

Впрочем, «откосить» мало кто стремился. Для молодых ребят, вырвавшихся из семьи «на волю», месяц работы в колхозе не являлся таким уж обременительным. Разумеется, работа не была легкой. Но и не выматывала настолько, чтобы не оставалось сил на вечерние танцы и посиделки. Благо начальство не особо контролировало — все-таки студенты считались уже вполне взрослыми людьми. К тому же, если дело касалось постройки коровника или свинарника для колхоза, можно было еще и заработать неплохие деньги. За полевые работы также полагалась зарплата — куда более скромная, в то время как нормы выработки вполне серьезные.

И ответственность за выполнение нормативов была коллективной, следовательно, за тунеядцев приходилось отдуваться всем остальным.

Большинство вузов практиковало отправку в колхоз первокурсников одновременно с двух факультетов — «женского», например экономического, и «мужского», скажем энергетического. Таким образом, количество парней и девушек оказывалось приблизительно одинаковым, что способствовало общей гармонии в рядах тружеников полей.

В ПОЛЕВЫХ УСЛОВИЯХ

Бытовые условия оставляли желать лучшего. Для приготовления пищи мог быть нанят повар из местных, но чаще студенты готовили сами: назначалась группа «ответственных по кухне». Жили в неотапливаемых бараках, пустовавших почти круглый год и потому мало приспособленных для жилья. Кровати — железные солдатские, иногда в два яруса. Все удобства на улице — дощатый деревенский туалет и «армейские» умывальники с ледяной водой. Банька — как повезет: в каждом хозяйстве свои порядки.

Зато расписание и дисциплина от армии были далеки: неторопливый подъем, завтрак, никаких построений и планерок — собирались толпой и шли в поле. А там бригадиры уже распределяли, кому и где работать. После обеда, состоявшего обычно из картошки с тушенкой, хотелось спать. Самые хитрые старались убраться от бригадира подальше и прикорнуть. На подобное своеволие начальство смотрело сквозь пальцы, но больше чем на 15 минут расслабляться не давало. И тащились студенты с набитым желудком и свинцовым телом снова ворочать мешки. Только к концу рабочего дня в предвкушении приятного вечера настрой становился более оптимистичным. Еще чуть-чуть — и можно будет отдыхать и веселиться!

Досуг студенты обеспечивали себе сами: танцы под магнитофон, походы в соседнюю деревню за «приключениями», посиделки у костра, песни под гитару — пока сон не сморит. Конечно, не обходилось без алкоголя — затаривались в сельмаге или покупали у сельчан самогон, стоивший недорого. Случались и конфликты с местной молодежью, в основном — по территориальным вопросам и «за прекрасных дам». Однако в целом все эти поездки в колхозы и совхозы проходили довольно мирно и в криминальные сводки практически не попадали. А вот свадьбы после них случались часто. Романтика — никуда от нее не денешься…

ДАРЬЯ БИОГРАФИЯ, Максим ТУЧИН

Вы можете оставить отзыв или трекбек со своего сайта.

Ваш отзыв

Subscribe to RSS Feed Следите за мной на Twitter!