Мой друг Анатолий Собчак

Анатолия Собчака называют «политическим отцом» Владимира Путина. Судьба свела этих людей в сложное время…

Вначале 1990-х продолжение карьеры в ведомстве Железного Феликса — КГБ — многим офицерам виделось туманным. Тем не менее уходить со службы Владимир Путин не собирался. Вернув его из Германии, «контора» отправила подчиненного «служить» помощником ректора Ленинградского госуниверситета. В то время ректором был Станислав Меркурьев.

«Я с удовольствием пошел «под крышу» Ленинградского государственного университета в расчете написать кандидатскую, посмотреть, как там и что, и, может быть, остаться работать в ЛГУ. Так, в 1990-м я стал помощником ректора университета по международным связям». Работа отнимала массу времени и сил. При этом Путин не раз передавал интересные инициативы не только ректору, но и главе города Анатолию Собчаку.

ВОЗВРАЩЕНИЕ В АЛЬМА-МАТЕР

С председателем Ленсовета Анатолием Собчаком Владимир Владимирович был знаком еще со студенческой скамьи. В 1970-х тот читал лекции будущему президенту России. «Правда, когда я был студентом, у меня не было с ним никаких личных связей, — вспоминал президент в разговоре с журналистами. — Хотя позже очень много писали, что я был чуть ли не его любимым учеником. Это не так: он был просто одним из тех преподавателей, которые один-два семестра читали у нас лекции».

В начале 1990-х, благодаря своим выступлениям на Съезде народных депутатов, Собчак уже был знаменит на весь Союз. Анатолий Александрович с высокой трибуны не только клеймил партийных чинуш, но и доносил правду до простых людей. Встав у руля Северной столицы, Собчак пытался изменить сложившуюся порочную систему управления. Без умных и верных помощников это казалось невозможным.

В хмурый ноябрьский день Путину позвонил ректор Меркурьев: «Владимир Владимирович, беспокоили из Ленсовета. С вами хочет поговорить Собчак». Удивляться было нечему, обычный рабочий визит.

Некоторые депутаты неоднократно требовали от Собчака увольнения Владимира Путина, но каждый раз получали отказ. Лишаться своего надежного помощника мэр не хотел.

Переступив порог большого кабинета, он протянул руку для рукопожатия. Собчак поздоровался, улыбнулся и пригласил сесть. Впрочем, затягивать не стал: «Владимир Владимирович, я хочу пригласить вас к себе на работу».

Для Путина приглашение оказалось неожиданным. Он выдержал паузу и… отказался: «Я с удовольствием пошел бы работать к вам потому, что разделяю вашу позицию, и вы человек очень популярный. Конечно, это лестное предложение, но боюсь, что это невозможно».

Теперь настала очередь удивляться Собчаку: «Почему же?»

— Я, знаете, даже не могу об этом вам, наверное, говорить. Хотя вы — один из руководителей города, первый руководитель города в системе той власти, которая сейчас сложилась. Поэтому, наверное, не нарушу серьезным образом наши правила и могу вам сказать, что я не просто помощник ректора — я кадровый действующий сотрудник КГБ. Работаю по линии внешней разведки.

Собчак вскинул бровь. Помолчав, будто прикидывая, что значат вновь открывшиеся обстоятельства, но не отступил: «Ну и что?!»

— Вы представляете, ведь через какое-то время станет известно, что в вашем ближайшем окружении работает сотрудник КГБ. Я просто могу нанести вам серьезный ущерб. Я этого не хочу делать.

ЧЕЛОВЕК СОБЧАКА

Двое взрослых и умных людей сидели напротив друг друга и пытались понять, что может повлечь за собой это сотрудничество. Владимира предложение заинтересовало. Собчак был для него авторитетом. Но прежде политикой Владимир не занимался и с осторожностью думал об открывшейся перед ним возможности. Мэр же хотел получить его в свою команду.

«Опять наступила пауза. Я не знаю, как в быту, но мы от него никогда крепких слов в процессе работы не слышали, — рассказывал об этих минутах Путин. — Пожалуй, это было в первый и в последний раз. Когда он после длительной паузы сказал: «Ну и х… с ним!» Я, говорит, иногда не хочу выходить в приемную потому, что не знаю, кто у меня там работает, а мне нужны порядочные, дееспособные люди. От вас ничего не требуется, кроме честной и ответственной работы и соответствующего отношения к своему делу».

Понимая, что Путин — офицер КГБ, Собчак, знакомый с высшим руководством СССР, предложил решить вопрос через Москву. Но договорились обойтись без этого. Вскоре Владимир Владимирович написал рапорт об увольнении из КГБ в связи с переходом на работу в мэрию. К Собчаку его отпустили, а вот с увольнением решили повременить.

Получив пост главы комитета по внешним связям, новый сотрудник старался не подвести своего пылкого и прямолинейного шефа. Это была работа не в стиле «Я — начальник! Ты — дурак!», а взаимодействие людей, доверявших друг другу. Мэр часто бывал вспыльчив, раздражителен и любую критику воспринимал как личное оскорбление. Мир для него делился на друзей и врагов. И последних было всегда больше. Ситуацию умело исправлял его зам по внешним связям. В минуты, когда мэр готов был взорваться от гнева, Владимир умел найти нужные слова, чтобы успокоить шефа и удержать от необдуманных решений. Многие считали, что именно благодаря Путину Собчак оказался вне различного рода коррупционных скандалов. Со временем глава города уже и не пытался вникнуть в суть различных бюрократических, но таких нужных вопросов. Он просто переложил их на плечи заместителя.

Помимо внешнеэкономических контактов, в плотном графике Путина могли появиться поездка на бастующий завод или открытие торгового центра, реконструкция порта или пригородная свалка. Злопыхателям иногда казалось, что Петербургом управляет не Собчак, а его незаметный и прагматичный помощник.

Когда в августе 1991 года в Москве произошла попытка переворота, страна три дня жила в тревожном ожидании. Петербуржцы тоже не желали возврата к старому. Люди на улицах ждали развития ситуации. А в Смольном думали, как не допустить беспорядков и столкновений. Дабы развеять все сомнения, Путин опять написал рапорт об увольнении из КГБ. В тот момент это был поступок, граничащий с безрассудством. Но Владимир уже выбрал свою дорогу. Теперь он был не просто подчиненным, он был соратником и другом одного из главных демократов Советского Союза.

СПАСАЯ ПЕТЕРБУРЖЦЕВ

В стране, где старые хозяйственные связи рухнули, а новые еще не появились, жизнь людей оказалась на грани коллапса. Петербург во второй раз в своей истории вспомнил про продуктовые карточки.

Одним из главных вопросов заместителя мэра стало обеспечение города импортным продовольствием. Его получали взамен сырья и в качестве гуманитарной помощи. Конечно, с одной стороны, это было унизительно, но с другой стороны, это был шанс не дать людям умереть с голода. Путин понимал: если люди начнут роптать, то виноват в их бедах будет именно мэр. Подводить его Владимир Владимирович не желал и делал все, что мог.

К концу срока на посту мэра Собчак стал чувствовать возрастающее давление. Многим он был словно кость в горле. В прессе стали появляться компрометирующие его материалы, а люди, некогда искавшие его внимания, отворачивались. Уровень поддержки среди горожан упал. В июне 1996 года Собчак проиграл выборы своему заместителю Владимиру Яковлеву.

Новый мэр предложил Владимиру Путину остаться на том же посту. В этом не было ничего предосудительного: они были неплохо знакомы. Но Владимир решил уволиться: внутренняя порядочность не позволяла перейти в стан конкурента. Впрочем, без работы ему сидеть не пришлось. Уже через два месяца Путина пригласили в Москву, в Администрацию президента. В столице его карьера стремительно пошла в гору. Но получить главный пост в стране Владимиру Владимировичу помогла именно та преданность, о которой так много слышал Борис Ельцин.

ДАРЬЯ БИОГРАФИЯ

Вы можете оставить отзыв или трекбек со своего сайта.

Ваш отзыв

Subscribe to RSS Feed Следите за мной на Twitter!