Майкл Джей Фокс. Похождения оптимиста

«Несчастья будут преследовать тебя до тех пор, пока ты будешь считать их таковыми». Актер Майкл Джей Фокс считает себя счастливчиком, несмотря на болезнь Паркинсона, с которой сражается уже третий десяток лет. Даже свою автобиографию так и назвал — «Счастливчик». Название другой его автобиографической книги столь же красноречиво — «Всегда с поднятой головой: приключения неизлечимого оптимиста».

Маломерок, он с детства привык справляться с несправедливостью судьбы, противопоставляя ей полную раскованность, бездну обаяния, неуемное чувство юмора и бесшабашную отвагу. И преуспел настолько, что ни у кого из сверстников не возникало желания смотреть на него свысока. А уж когда учитель его школьного драмкружка сказал, что детская внешность принесет ему славу в кино, он поверил безоговорочно. Так и получилось. Чуть ли не до тридцати лет играя подростков, он стал мегазвездой Голливуда.

Его детство прошло на военных базах Канады. Отец, сержант-связист Уильям Фокс, за время службы переезжал с базы на базу шесть раз, а вместе с ним приходилось «передислоцироваться» и жене Филлис с детьми. Майкл Фокс, родившийся 9 июня 1961 года в Эдмонтоне в провинции Альберта, был четвертым ребенком сержанта. Три года спустя, когда Фоксов «перебросили» на другую военную базу — в Чилливаке в Британской Колумбии, — в счастливой многодетной семье произошло новое пополнение: помимо брата Стивена, сестер Кэрен и Жаклин у него появилась младшая сестричка Келли. Малыш Майкл был очень доволен тем, что он уже не самый маленький, но, как скоро выяснилось, ошибся. «Мне нравилось нянчиться с сестренкой и таскаться с ней по соседям, — вспоминает Фокс. — Я был очень разговорчивым, и все умилялись, слыша от такого малютки литературную речь. До меня не сразу дошло, что нас с Келли, которая едва научилась говорить, принимали за двойняшек. Но когда я объяснил, что старше ее на три года, реакция резко изменилась: им уже было меня жалко. Ничего себе новость! В моем возрасте мне следовало быть гораздо выше!» Читать и писать он научился еще до школы. «В пять или шесть лет я уже писал длинные с многоступенчатыми рифмами эпические поэмы о своих приключениях — реальных и вымышленных, потом переключился на сочинение рассказов и эссе», — рассказывает Фокс в автобиографии.

Умненький мальчик, радовался отец. Наконец хоть кто-то в его роду поступит в колледж и получит престижную работу. Но вскоре сержанта ждало разочарование: из школы сын приносил отличные отметки только по гуманитарным предметам, а во всех серьезных дисциплинах, таких как математика или химия, безнадежно отставал. «Они же скучные», — оправдывался подросток. Любимая бабушка Дженни, мать отца, которую в семье считали вещуньей, — она видела сны, имевшие обыкновение сбываться, — успокаивала. «Не переживайте за Майкла, — говорила она его родителям. — Он способен на такое, что вы и представить не можете. Однажды он станет очень знаменитым». Но ей никто не верил.

Дженни умерла, когда Майклу было одиннадцать. «Но ее убежденность в моей особенности я хранил как драгоценный дар, доставшийся мне от нее в наследство», — пишет Майкл Фокс. Как и любой канадский мальчишка, он считал, что самый верный путь к славе лежит через хоккейную площадку. «Я был слишком маленьким, и мне часто надирали задницу. За время моей «хоккейной карьеры» более пары дюжин швов украсили мое лицо, мне ломали ребра, множество раз выбивали зубы, но я не собирался сдаваться», — вспоминает он.

«Мне ломали ребра, множество раз выбивали зубы, НО Я НЕ СОБИРАЛСЯ СДАВАТЬСЯ»

Впрочем, такому малышу шансов попасть в НХЛ практически не было, но к тому времени им уже овладела новая страсть — к рок-музыке. «Я умолял родителей купить мне гитару, и однажды на Рождество среди подарков под елкой лежал мой инструмент, настоящий Fender, — пишет он. — Слушая пластинки из коллекции брата, я научился играть».

В школе с парнем из старшего класса, Энди Хиллом, Майкл создал рок-группу. Энди был звездой школы, и вокруг него крутились самые красивые девчонки. Теперь и малыш Майки входил в золотую тусовку. Пиво, девчонки и рок-н-ролл — просто супер. Их группа давала концерты в школах, на военных базах и «прочих местах, куда обычных подростков не пускали». «Мне стало очевидно, что рок-н-ролл — более реальный путь к славе, чем НХЛ», — вспоминает Фокс. Родители все же попытались вернуть сына на «истинный путь», надеясь пробудить в нем вкус к настоящему труду, и в 15 лет в летние каникулы ему пришлось работать на рыбзаводе у мамы. Однако всю зарплату в 600 долларов непутевый отпрыск тут же спустил на покупку новой электрогитары. Напрасно, потому что механизм судьбы, предсказанной Дженни, уже включился. В школе ученикам давалось право выбрать два факультативных класса. Первый выбор был очевиден — музыкальный класс, второй он сделал по принципу наименьшего зла — класс драмы. Появился в нескольких школьных спектаклях, роли запоминал легко, и ему понравилось вызывать смех публики. Преподаватель драмы Росс Джонс, бунтарь-антиучитель, хвалил и говорил, что сцена может стать его будущим. Майкл же только усмехался в ответ: «Актерством на жизнь не заработаешь. Другое дело — рок-н-ролл».

Но театр увлекал его все больше: «Неожиданно на меня снизошло откровение: без всякого усилия я растворялся в любом персонаже, которого играл. В том возрасте, когда я должен был подчиняться множеству норм поведения, актерство предлагало мне свободу вести себя так, как пожелаю. Это было просто восхитительно!» А однажды Росс отвел его в сторону и вручил вырезанное из газеты объявление о кастинге на роль 12-летнего подростка в новом комедийном сериале «Лео и я» телеканала СВС. Майклу Фоксу в то время было шестнадцать, но учитель заявил: «Черт возьми, ты будешь самым лучшим 12-летним придурком, какого когда-либо видели».

Он получил роль, естественно, не признавшись, сколько на самом деле ему лет. «Единственное, что может быть хуже возможности, которую ты не заслужил, — это возможность, которую ты проворонил», — говорил потом актер.

За то лето съемок он заработал шесть тысяч долларов — в десять раз больше, чем на рыбзаводе. «Совсем неплохо для канадского мальчишки из простой семьи, -вспоминает Фокс. — Но не это было главным, что определило мой выбор будущего. Я получал удовольствие от творчества на съемочной площадке. Впервые взрослые воспринимали меня как равного, и я почувствовал себя дома».

Шустрого мальчонку заметили, и в 17 лет он уже играл в самом престижном театре Ванкувера Arts Club. Днем — репетиции, представления заканчивались за полночь, а утром ему с трудом удавалось выбраться из постели, чтобы отправиться на своем стареньком пикапе в школу. Но вместо этого он доезжал до ближайшего леса и спал в тени дуба на надувном матрасе. Обучение превратилось в фарс. Он решил поговорить с родителями и объявить им, что бросает школу. К его удивлению, они решение поддержали, даже отец не возражал, признав, что несовершеннолетний сын зарабатывает гораздо больше, чем он.

Увы, звезды не зажигают в Ванкувере -только в Голливуде. Решение ехать туда далось нелегко, оно означало отказ от роли, о которой можно только мечтать, — Гекльберри Финна в новом телесериале. Ему еще не исполнилось восемнадцати, и сам вести переговоры с голливудскими агентами он не мог, поэтому в Лос-Анджелес его повез отец. Но когда агент, взявшийся устроить карьеру Майкла, приступил к обсуждению контракта, Уильям Фокс, улыбнувшись и положив руку на плечо сына, сказал: «Все переговоры будет вести он». «Вы даже представить не можете, что значили для меня его слова! Это было как обряд посвящения во взрослую жизнь», — вспоминает Фокс.

Майкл очень огорчился, узнав, что в Голливуде уже есть актер Майкл Фокс. Ломать голову над тем, как бы ему назваться, долго не стал. Добавил второе имя — Джей — Майкл Джей Фокс (вообще-то он Майкл Эндрю Фокс, но Эндрю ему никогда не нравилось) — и в июне начал сниматься в семейной комедии «Полуночное безумие». «Фильм этот не стоит даже упоминания, но стал моей первой работой в Америке, и я был в восторге, что ее получил», — вспоминает актер.

Съемки проходили в основном ночью, а в дневное время он ходил на пробы в надежде на новую роль — получше. Но, как скоро выяснилось, коротышка оказался никому не нужен: все его потенциальные партнерши были на голову выше него. После «Полуночного безумия» ему удалось сняться лишь в нескольких эпизодах на телевидении, а когда он все же получил роль в телесериале «Палмерстаун, США», проект прикрыли из-за забастовки Гильдии киноактеров. Его американская виза разрешала лишь актерскую работу, но «голод не тетка» — пришлось устроиться нелегально в закусочную Pioneer Chicken. Сюда ему и позвонили со студии — телефон в съемной квартире давно отключили за неуплату. К удивлению Майкла, это была директор по кастингу телесериала «Семейные узы», где ему отказали пару месяцев назад из-за явной непригодности для роли. Актеры, которым предстояло играть его родителей, были слишком высокими, и рядом с ними он смотрелся как непонятно откуда взявшийся карлик. Как потом выяснилось, директор по кастингу все же настояла на его кандидатуре, считая, что маленький рост Фокса для их комедии как раз плюс. Опять прав оказался антиучитель Росс. И директор по кастингу тоже. Премьера пилотной серии «Семейных уз» прошла с грандиозным успехом, проекту дали зеленый свет, а Майкла Фокса назвали новой восходящей звездой. Продюсер Гари Голдберг признался, что большая часть успеха принадлежит Майклу: «Я давал этому парню пару шуток, а он делал из них пять!»

Зрителям так понравился персонаж Майкла Фокса, что ОН СТАЛ ЦЕНТРАЛЬНЫМ В ШОУ

Первоначально планировалось, что супруги Элис и Стивен станут главными героями «Семейных уз», однако зрителям так понравился персонаж их сына Алекса, сыгранного Майклом Фоксом, что он стал центральным в шоу, и весь сценарий теперь писался под него. Однажды Гари Голдберг отвел его в сторону и, вручив какой-то сценарий, сказал: «Я должен признаться, еще в начале сезона мне его прислал Стивен (Спилберг, с которым Голдберг дружил. — Прим. ред.). Он хотел, чтобы ты его прочел, и просил тебя ему одолжить. Но это было невозможно. Тогда я не стал тебе говорить, чтобы не расстраивать». Речь шла о фильме «Назад в будущее» режиссера Роберта Земекиса, продюсером которого выступил Спилберг. Не получив Фокса, на главную роль пригласили Эрика Штольца. «Эрик — замечательный актер, но для роли совершенно не подходит. Это влетит им в кучу денег, но они готовы отснять материал заново с тобой, -продолжал Гари. — Ты должен иметь в виду, что никаких поблажек в моем шоу тебе не будет, если решишь согласиться». Конечно, он согласился, но представить не мог, что его ждет. «В 9.30 за мной заезжал шофер и вез в «Парамаунт», где снимался сериал. В 18.00 оттуда меня забирал другой шофер и вез туда, где в тот момент снимали «Назад в будущее». Мы работали всю ночь до рассвета, потом шофер отвозил меня домой и спящего на руках заносил в квартиру. А утром все повторялось. Роли перемешались у меня в голове, и часто я не мог понять, где я и кого изображаю». Майклу Фоксу было 24 года, когда сыгранная им роль 17-летнего подростка Марти Макфлая в 1985 году превратила его во всемирную суперзвезду. В шоу Джея Лено «Сегодня вечером» на вопрос ведущего, нравится ли ему жить в США, Майкл ответил: «Все великолепно. Кроме американского пива. Оно слишком разбавленное. Предпочитаю импортное из Канады». Неделю спустя к его дому подъехала огромная зеленая фура с логотипом упомянутого Майклом пива, загруженная под самую крышу. Представитель фирмы вручил Фоксу визитную карточку: «Когда закончится, просто позвоните».

Любовь к пиву, однако, сыграла с ним злую шутку на премьере «Назад в будущее» в Лондоне, где присутствовала принцесса Диана. В ожидании, когда его представят, Фокс очень нервничал: являясь канадцем, он был ее подданным, а она — его будущей королевой. «Тогда-то я и совершил роковую ошибку. Чтобы успокоить нервы, махнул пару бокалов пива. К счастью, знакомство прошло гладко. Принцесса была вежлива и выглядела еще красивее и сексуальнее, чем я предполагал, — пишет актер. Но, как скоро выяснилось, успокоился слишком рано. — Когда меня провели к моему месту в зале, со мной чуть не случился сердечный приступ — рядом сидела Диана. Я снова весь вспотел. И тут меня пронзило острое желание. Проклятое пиво, мне требовалось в туалет. Срочно! Но протокол запрещал мне вставать, пока не встанет она, и ни в коем случае я не мог повернуться к ней спиной. Я стал заложником этикета. Сказка знакомства с принцессой обернулась для меня двумя часами самой мучительной пытки в моей жизни».

«Со мной чуть не случился сердечный приступ — РЯДОМ СИДЕЛА ПРИНЦЕССА ДИАНА»

Фильм принес колоссальные сборы во всем мире. На волне успеха Фокс в том же году сыграл подростка в школьной комедии «Волчонок», занявшей в рейтингах второе место после «Назад в будущее». Но зрители хотели продолжения истории про Марти Макфлая, и он снялся еще в двух сериях, последующие пять лет по-прежнему оставаясь на экране 17-летним подростком.

Между тем в сериале «Семейные узы» у его героя Алекса впервые появилась подружка — Эллин Рид, роль которой предложили красивой блондинке Трэйси Поллан, конечно, на полголовы выше своего партнера. Похоже, этот факт не имел значения для интеллигентной девушки из писательской нью-йоркской семьи, и между ними сразу установились очень теплые, доверительные отношения. «Трэйси вошла в мою жизнь, — пишет он. — Она была совершенно нетипичной актрисой для комедийного ситкома. Очень красивая, с длинными светлыми волосами до плеч, высокими скулами и широко поставленными глазами. К тому же обаятельная, забавная и умная».

Но у нее был парень, и это стало препятствием, помешавшим их кинороману перенестись в реальность. Кроме того, бродвейская актриса, она скучала по сцене и родному Нью-Йорку. Когда роман Алекса и Эллин завершился, с ним завершилось и ее пребывание в Лос-Анджелесе. Они прощались на парковке у киностудии, и Трэйси, всегда беспокоившаяся по поводу его частых попоек, хотела, чтобы он кое-что послушал. Они сели в его машину, девушка вставила кассету в плеер и зазвучала песня Джеймса Тейлора, посвященная Джону Белуши, умершему от передозировки наркотиков. «Мне сразу стал ясен ее посыл — не потерять себя в этой вечеринке, в которую теперь превратилась моя жизнь», — вспоминает Фокс.

«ТРЭЙСИ ВОШЛА В МОЮ ЖИЗНЬ. ОНА БЫЛА СОВЕРШЕННО НЕТИПИЧНОЙ АКТРИСОЙ»

Бороться с собой он решил с помощью работы, чтобы на праздную жизнь не оставалось ни минуты. Постепенно сниматься одновременно в нескольких проектах вошло у него в привычку. Но, согласившись на новую роль в фильме «Яркие огни, большой город» параллельно со съемками в «Семейных узах», даже не догадывался, какой сюрприз его ждет на съемочной площадке. Весной 1987-го, ближе к концу съемок, в Нью-Йорке к составу их группы добавилась новая актриса — Трэйси Поллан! К тому времени она уже рассталась с прежним бойфрендом, от чего Майкл был просто счастлив. «Любовь, которую в течение семи сезонов мы играли на американских телеэкранах, стала реальностью!» — пишет Фокс. В октябре пара подыскала себе дом в Вермонте, на Рождество состоялась помолвка, спустя два месяца Трэйси забеременела, и Майкл улетел на съемки фильма «Военные потери» в джунглях Таиланда. «Стресс, изоляция и скудный быт нашего лагеря давили на психику, и все время, свободное от съемок, мы или пили, или пребывали в пьяной коме», — пишет актер. Когда же ему наконец удалось позвонить беременной невесте, та рыдала в трубку: кто-то угрожал ее убить! Нанятый студией детектив обнаружил, что письма с угрозами писала молодая женщина — чокнутая поклонница Майкла. Полиция Лос-Анджелеса арестовала злоумышленницу, и ее отправили на психиатрическое обследование.

16 июля 1988 года Трэйси Поллан и Майкл Фокс поженились в Вермонте сразу по его возвращении из Таиланда. Свадьба прошла в тесном кругу только самых близких друзей и родственников, в затерянной среди вермонтских живописных лесов гостинице. Но скоро, прервав медовый месяц, молодожен снова улетел на съемки — «Назад в будущее 3», — оставив молодую жену готовиться к родам первенца. Роды прошли успешно, и Майклу даже дали короткий отпуск, чтобы он навестил новоиспеченную мамашу и новорожденного сына Сэма.

Во время этих съемок случилось еще одно событие, полностью изменившее его жизнь. В сцене, в которой его героя линчевали, Фокс играл повешенного Марти Макфлая, стоя на ящике, невидимом за рамками кадра. Но ни один дубль не удовлетворил актера: достоверно изобразить агонию качающегося в петле висельника никак не получалось. Тогда он решил обойтись без ящика, сдерживая затягивание петли лишь незаметно подсунутой под веревку рукой. Стало получаться гораздо лучше. Повторив таким образом сцену дважды, решил сделать еще один дубль, но на этот раз допустил ошибку, веревка сползла с руки и намертво затянула горло, перекрыв сонную артерию: «Какое-то время я болтался на конце веревки, задохнувшись, потерял сознание, пока даже до моего самого преданного фаната, режиссера Боба Земекиса, не дошло, что сыграть так невозможно ни для одного актера».

Фокса вытащили из петли, привели в чувство, и инцидент стал хорошим поводом для шуток во время дружеских застолий. Откуда было ему знать, что из-за удушения уже произошли необратимые нарушения в мозге и болезнь Паркинсона исподволь готовила атаку на его организм.

Первые симптомы проявились в 1990 году, когда он снимался в фильме «Доктор Голливуд». Однажды, проснувшись в номере гостиницы, Майкл был удивлен поведением мизинца на левой руке. Палец ходил ходуном, он словно жил своей жизнью, не желая останавливаться. Актер списал странное поведение мизинца на последствия неумеренного пьянства накануне с другом Буди Харрельсоном, тоже занятым в съемках. Но шло время, «танцы» мизинца повторялись, к ним уже присоединился и средний палец. Врачи винили стресс, переутомление и неправильный образ жизни, прописывая физиотерапию. Лишь год спустя, когда Фокса обследовал невролог, актер узнал правильный диагноз — болезнь Паркинсона. «Я был в оцепенении. Выйдя из клиники, несколько часов простоял под дождем, ничего не замечая вокруг. Когда вернулся домой, обо всем рассказал Трэйси. Мы плакали и обнимали друг друга», — вспоминает он.

Последующие годы, несмотря на неуклонное ухудшение состояния, актер продолжая сниматься, скрывая от всех болезнь. В этом помогал препарат «Синемет». Главным было все правильно рассчитывать. Действовать лекарство начинало через полчаса после приема, и потом на пять часов дрожание левой руки прекращалось. Когда же дрожь заставала врасплох, прибегал к всевозможным ухищрениям: прятал руку в карман, упирал в стену или просто сбегал с площадки, сделав вид, что нужно срочно куда-то позвонить. «Таблетки всегда были со мной. Я распихивал их повсюду, вскрытые упаковки лежали в карманах брюк, пальто и даже в кармашке рубашки», — пишет он.

«Алкоголь стал моим спутником В БЕГСТВЕ ОТ СИТУАЦИИ, В КОТОРОЙ Я ОКАЗАЛСЯ»

Поглощенный борьбой с болезнью Паркинсона, Майкл Фокс не заметил, как его пристрастие к алкоголю переросло в неконтролируемый алкоголизм. Пил он всегда, но теперь все было по-другому. Если в семидесятые это была «выпивка самоутверждающегося подростка», в восьмидесятые — дружеские попойки с сотней друзей, орущих во все горло: «Мы — чемпионы». В девяностые, избегая недовольства жены, он стал пить в одиночестве, тайно: «Алкоголь стал моим спутником в бегстве от ситуации, в которой я оказался».

Обычно после съемок он выпивал пару пива в своем трейлере, еще пару — в машине, пока шофер студии отвозил его домой. За ужином предлагал Трэйси немного хорошего вина, приносил с кухни бутылку, наливал обоим и уносил, чтобы поставить назад в холодильник. Но вместо этого допивал прямо из горла, прятал пустую, доставал точно такую же, быстро открывал, отпивал нужное количество и теперь только ставил в холодильник. Ночью, когда жена засыпала, выбирался из постели, крался на кухню и снова пил.

Но алкоголизм невозможно скрыть. Крах наступил в конце июня 1992 года, когда он как раз завершал съемки в фильме «Консьерж», а у Трэйси подходило к концу ее шоу на Бродвее. Супруги договорились, что Майкл с сыном поедут в Вермонт, а она присоединится к ним на следующий день. Но этим планам не суждено было сбыться. Фокс закончил работу гораздо раньше, чем предполагал, и, получив свободное время, решил немного расслабиться. Все вылилось в грандиозную попойку с друзьями, и он не помнил, как добрался домой. Снеся на своем пути журнальный столик и вазу с цветами, рухнул, не раздеваясь в постель. Когда наутро по нему ползал маленький Сэм, пытаясь разбудить папу, а он, обливаясь потом, не мог поднять голову с похмелья, Майкл в ужасе осознал, что пропасть между ним и его молодой семьей становится все шире. Открыв глаза, он увидел ноги жены, стоявшей напротив. «Когда же наконец набрался мужества посмотреть ей в глаза, я не увидел в них ярости, как ожидал. Мое жалкое состояние она восприняла спокойно и со скукой. Это было даже хуже скуки. Ей было безразлично», — рассказывает он. Актер нашел в себе силы добраться с сыном до Вермонта, откуда позвонил жене, пообещав, что больше не выпьет ни одной рюмки. Так закончилась его «алкогольная карьера».

«В отличие от болезни Паркинсона у меня был выбор, и я его сделал, — пишет Фокс. — Но если рядом с тобой нет человека, который указывает тебе на все твое дерьмо, считай, что тебе уже ничто не поможет». Завершение «алкогольной карьеры» имело еще и те положительные последствия, что, перестав «сбегать» от болезни с помощью алкоголя, Фокс был вынужден ее наконец признать, свыкнуться с ней и понять, как жить дальше. «Я не мог избавиться от своего недуга, но мог не позволить ему одержать надо мной верх», — пишет он. Теперь актер доводил себя до изнеможения физическими тренировками, снова, как прежде, снимался в телесериалах и одновременно -в большом кино. Кроме того, стал продюсировать собственные проекты, в которых играл главные роли. Положение босса давало больше возможностей для маневра. «Твой оптимизм и чувство юмора вернулись», — с радостью отмечала жена спустя два года после того, как он бросил пить. Той весной 1994 года Майкл снова «сел за школьную парту», летом сдал экзамены и получил свидетельство о среднем образовании. «Летние каникулы после экзаменов были самыми лучшими из всех, — вспоминает он. — Я вернулся к жизни и, как никогда прежде, наслаждался каждым днем, проведенным с Трэйси и Сэмом».

Тем летом жена сообщила ему, что беременна, а в феврале 1995 года в семье Фоксов произошло прибавление — близнецы, две девочки, которых счастливые родители назвали Скайлер Фрэнсис и Аквинна Кэтлин. «Это стало для меня хорошим уроком: глупо сожалеть от утратах, считая оставшиеся мне дни, нужно ценить каждый новый день и идти дальше», — пишет Майкл.

В1996 году он стал продюсером и исполнителем главной роли в телесериале «Спин-Сити», каждый год (вплоть до 2000-го), получая награды за «Лучшее исполнение мужской роли в телесериале» — четыре «Золотых глобуса», три «Эмми», две премии Гильдии киноактеров США и награда «Выбор народа». А 30 ноября 1998 года Фокс дал интервью на телевидении, публично признав, что неизлечимо болен. Теперь, когда не нужно было врать и идти на всякие уловки, скрывая недуг, работать стало проще.

«Я РАБОТАЮ С БЛИЗКИМИ ДРУЗЬЯМИ, КОТОРЫЕ ГОТОВЫ К СЮРПРИЗАМ С МОЕЙ СТОРОНЫ»

В ноябре 2001 года у Майкла Фокса и Трэйси Поллан родилась дочь Эсме Аннабель — четвертый ребенок в их счастливой семье. Актер решил уйти из «Спин-Сити» (отдав свою роль Чарли Шину), чтобы больше времени проводить с женой и детьми. Невероятно, но факт: страдающий болезнью Паркинсона актер сыграл в два раза больше ролей, чем до этого. Главных актерских наград, включая «Эмми» и «Золотой глобус», также получил больше (до болезни — 5, за ее время — 6, не говоря о номинациях, которых было в два раза больше). В последнее время в основном работал на телевидении, после «Спин-Сити» снявшись в шести сериалах, в том числе и в почти автобиографическом «Шоу Майкла Джея Фокса».

В интервью телеведущему Ларри Кингу Майкл признался: «Не знаю, сможем ли мы нормально закончить вашу программу, потому что через 10 минут у меня могут затрястись руки, или я свалюсь со стула. А может, меня охватит озноб. Или сведет челюсти, и тогда я буду способен только мычать. Поэтому снимаюсь в основном на телевидении. Там другой рабочий процесс. И работаю с близкими друзьями, которые готовы к подобным сюрпризам с моей стороны». «Но это же ужасно!» — сказал ведущий. «Это прекрасно, Ларри. Болезнь научила меня ценить каждую минуту и жить мгновениями», — ответил Фокс.

Но все же актерская профессия для него давно перестала быть основной. Публичное признание болезни вдруг превратила актера в «главного адвоката Паркинсона», как теперь его называли многие. «Неожиданно недуг, который прежде никого не интересовал, стал главной темой новостей, -вспоминает Майкл. — Мой стол был завален письмами от пациентов и организаций со всей страны. И все так или иначе просили помочь». Актер обнаружил, что «вопрос состоял не в том, как излечить болезнь, а когда». Но мешал запрет на исследования по применению стволовых клеток. Обложившись научной и юридической литературой, Фокс, лишь недавно получивший свидетельство о среднем образовании, занялся изучением проблемы. «Война с болезнью Паркинсона должна была стать победоносной, и я решил внести свой вклад в ее победу», — пишет он. Его статьи, интервью и выступления в сенате США сдвинули дело с мертвой точки. Актер создал благотворительный фонд, собрав более 350 миллионов долларов на медицинские исследования. Кстати, в 2007 году журнал Time включил его в список людей, чья «власть, талант и моральный пример изменили мир». Б 2010 году актер, так и не получивший высшего образования, был удостоен степени доктора наук Каролинского института, в 2012 году — степени доктора юридических наук Университета Британской Колумбии за его вклад в изучение болезни. «Не думаю, что найти лекарство удастся на моем веку. Но не это моя цель — найти лекарство для себя — все идет так, как должно идти. И однажды кто-то обязательно решит и эту проблему», — говорит он. Каждое утро Майкл спускается в офис своего фонда The Michael J. Fox Foundation for Parkinson’s Research рядом с его нью-йоркской квартирой. Теперь это его главная работа. Но семья — самое главное в его жизни. «Без Трэйси я бы не смог. Мы любим друг друга. И она со мной не из жалости живет. Ведь трое из четверых наших детей появились на свет уже после того, как мне поставили диагноз. И Трэйси, и я выросли в многодетных семьях. Я не представляю себе дом без детского смеха, постоянного шума, веселой возни. Моя жена тоже. И мы не считаем себя в чем-то ущербной семьей. Каждый отпуск проводим вместе, с детьми. И по вечерам мы тоже вместе». Майклу Джею Фоксу 56 лет. В этом году свой день рождения он отметил тем, что с электрогитарой вышел на сцену с британской группой Coldplay, исполнив песню из фильма «Назад в будущее». «Я благодарен тому, что жив и могу двигаться. Кроме того, каждое утро у меня есть повод для радости. Выйдя из ванной, я направляюсь по коридору к кухне, где моя дорогая Трэйси кормит завтраком детвору. В коридоре на стене висит зеркало. Проходя мимо, я обязательно заглядываю в него и вижу, что улыбаюсь. И это настоящая улыбка, а не последствие моей болезни. Я подмигиваю себе и мысленно говорю: «С этого момента жизнь стала еще лучше!»

Gala БИОГРАФИЯ, Владимир Симонов

Вы можете оставить отзыв или трекбек со своего сайта.

Ваш отзыв

Subscribe to RSS Feed Следите за мной на Twitter!