Людмила Гурченко. Битва за молодость

Актриса боялась забвения и продолжала рисковать своим здоровьем, чтобы как можно дольше оставаться на сцене.

Когда она вошла в кабинет пластического хирурга, тот в испуге замахал руками:

— Людмила Марковна, хватит! Организм не железный — вы и так замечательно выглядите. Больше операций делать нельзя — сердце может не выдержать. Это не шутки!

— Голубчик, я и не шучу. Я что, себя в зеркале не вижу? — ответила Гурченко. — Я артистка, люди должны любоваться мною, а сейчас мне самой на себя смотреть тошно!

Врач в ответ тяжело вздохнул…

Первую операцию Людмила Марковна сделала еще в 1970-х годах.

— У меня были такие же, как у родителей, мешки под глазами, а по-другому их никак не уберешь, — объясняла звезда. — В сказочки про вечную молодость я не верю! За границей пластику все звезды делают. Сейчас вообще есть масса способов: главное — чтобы врач был хороший, и не увлекаться, чтобы глаза не стали, как у китайца…

Результат первой операции ей понравился, поэтому эксперименты над внешностью продолжились. Сколько раз Гурченко ложилась под скальпель пластического хирурга, она и сама не помнила, но больше десятка — точно. Беспощадной переделке подверглись глаза, губы, скулы, грудь. С возрастом это превратилось в настоящую манию. Даже после 70 лет она продолжала делать операции. Изменила форму носа, сделала круговую подтяжку лица, пролежав около шести часов под наркозом… Зачем она шла на это?

«НИКОМУ НЕ НУЖНА — САМОЕ СТРАШНОЕ!»

Людмила Марковна очень боялась, что станет старой и некрасивой и ей придется уйти со сцены, без которой она не представляла свою жизнь.

— Для меня счастье, когда в руках сценарий, и там есть для меня роль, — говорила Гурченко. — А иначе думаю: «Все, никому больше не нужна!» И это для меня — самое страшное!

Однажды она уже была отлучена от кино, от сцены. Случилось это после выхода на экраны триумфальной «Карнавальной ночи» — фильма, который сделал юную Людмилу настоящей звездой. Тогда ей предложили доносить в КГБ на своих коллег-актеров. Гурченко отказалась. В итоге в «Комсомольской правде» появился фельетон «Чечетка налево». В нем актрису обвиняли в пристрастии к «легким деньгам»: якобы она выступала с «левыми» концертами, деньги за которые складывала себе в карман. За ним последовал еще один материал. И режиссеры, а с ними и концертные администраторы напрочь «забыли» фамилию Гурченко. Но она никогда не жалела о своем решении: «Пусть жила впроголодь, зато с чистой совестью!»

Правда, далось это Людмиле Марковне нелегко: как страдала она — на пике творческой формы — без любимой работы, без больших, увлекательных ролей, без восторга зрителей! И не хотела пережить подобное в старости… Потому и делала бесконечные операции, обманывая возраст и природу.

Была и еще одна причина: молодой, на 26 лет младше ее, муж Сергей Сенин. В этом, уже шестом по счету браке Гурченко наконец-то обрела женское счастье. Вместе они прожили 18 лет. И все эти годы Людмила Марковне хотелось соответствовать своему избраннику и внешне. А этого добиться без пластики, увы, было невозможно.

ПЛАСТИКА ДО САМОЙ СМЕРТИ

Однако врачи не зря предупреждали 75-летнюю актрису об опасности операций в таком возрасте. Ведь при подобном хирургическом вмешательстве часто используется комбинированный наркоз, который разрушает клетки сердца и печени. Одна операция, как правило, не наносит серьезного ущерба организму. Но если их много — это уже опасно. А у актрисы и так было слабое здоровье. Ее детство пришлось на годы Великой Отечественной войны: оккупация, голод, холод. Гурченко вспоминала, как зимой на морозе стояла в огромной очереди за водой к единственной проруби. Чтобы набрать воду, отталкивала плавающие трупы . палкой: фашисты сбрасывали убитых прямо в реку. А потом тащила ведра с водой домой. Руки девочки были обморожены. Да и съемки «подарили» Людмиле Марковне немало болезней.

— Сломанная нога, пять операций, желчный пузырь, печень, желудок, гастрит, двойной гайморит… — перечисляла актриса.

И стрессов в ее жизни хватало. С единственной дочерью отношения не сложились. Сначала Мария обвиняла Людмилу Марковну в черствости — дескать, та недостаточно времени уделяла семье. А потом и вовсе попыталась отсудить у нее квартиру.

— Наверное я действительно была плохой мамой, — вздыхала Гурченко.

— Все время моталась по гастролям да по съемочным площадкам. Старалась заработать хоть сколько-то денег, чтобы обеспечить ребенку счастливое детство. А в итоге заработала только ее ненависть.

Ну какие тут еще операции? Но актриса была непреклонна:

— Буду делать пластику до самой смерти!

И каждая новая переделка внешности подтачивала ее здоровье… А потом случилась беда. Была зима. Сначала у Людмилы Марковны прихватило сердце — в стационаре подлечили. Вернулась домой: к работе, мужу, таксам. Как-то раз вышла погулять с собачкой — поскользнулась, упала.

— Надела бы каблуки — лучше бы чувствовала неровности. А я зачем-то нацепила эти плоские подошвы, наступила на какую-то ледяную горку под снегом — и полетела… — рассказывала она.

В итоге — перелом бедра. Гурченко около месяца провела в больнице.

— Ничего страшного, — бодрилась Людмила Марковна. — Пока погуляю с костылями.

Она не подозревала, что смерть уже ходит рядом.

«ПОЖАЛУЙСТА, НЕ УМИРАЙ!»

По странному, можно сказать, мистическому совпадению, незадолго до смерти актрисы в Украине приступили к работе над фильмом о Людмиле Гурченко. Называется он «Легенда». Это была последняя картина, в которой снялась великая актриса. А финал ленты — видеоклип «Хочешь» на слова Земфиры. «Пожалуйста, не умирай,/ Или мне придется тоже./ Ты, конечно, сразу в рай,/ А я не думаю, что тоже…», — поет Людмила Марковна. А рядом с ней появляются ушедшие из жизни актеры: Олег Янковский, Александр Абдулов, Андрей Миронов, Юрий Никулин, Евгений Евстигнеев… От этого зрелища мурашки идут по коже: они все уже умерли, а Гурченко повторяет, что и ей «придется тоже»… Кажется, что ее, живую, манерную, ломкую, обступают призраки и зовут, зовут за собой… Как Гурченко могла согласиться на эту съемку, ведь актеры — люди суеверные? Или предвидела неизбежное?

И пришла-то старуха с косой, когда Людмила Марковна смотрела дома с мужем именно этот злополучный фильм.

— На третьей песне Люсе стало нехорошо. Она прошептала: «Сережа, мне плохо… Задыхаюсь… Помоги!» — рассказывал Сергей Сенин дрожащим голосом. — Я бросился на кухню за валокордином… Людмила Марковна умерла у меня на руках. Я ей и искусственное дыхание пытался делать, и непрямой массаж сердца… Не помогло!

Чудом пробившиеся сквозь московские пробки врачи смогли лишь констатировать смерть актрисы. Причиной назвали острую сердечную недостаточность.

— Сердце у нее и так было слабое из-за возраста, болезней и многочисленных пластических операций, — говорят врачи. — А тут еще этот перелом. Почти месяц Гурченко не вставала с постели. Кровь загустела, образовался тромб… Он мог оторваться и остановить сердце в любую минуту.

Ей «пришлось умереть тоже», и душа ее воссоединилась с теми, кто был рядом в ее последнем фильме.

ДАРЬЯ БИОГРАФИЯ, Александр БУНИН

Вы можете оставить отзыв или трекбек со своего сайта.

Ваш отзыв

Subscribe to RSS Feed Следите за мной на Twitter!