Игорь Ледогоров. Супермен советского кино

Имя талантливого актера, некогда блиставшего в героических ролях, сегодня больше известно в русскоязычной Новой Зеландии, чем на родине…

В новозеландском городе Окленд с конца 1990-х годов действует русскоязычная литературно-драматическая студия Ледогоровых. Создала ее невестка актера, а Игорь Вадимович помогал: играл, проводил мастер-классы. И остался в памяти оклендцев как большой русский артист.

«ЛЮБЛЮ ГОТОВИТЬ, ОСОБЕННО ПЛОВ..»

Высокий, сухой, с пронзительными серыми глазами и мужественным лицом, скрывающий под маской спокойствия кипение страстей… Типаж — бескомпромиссный романтик. Ему были по плечу образы суровых героев на все времена — да он и сам был таким. Никогда и ничего не боялся, мог словом, а иногда и кулаком восстановить нарушенную справедливость. И всегда добивался своего.

Игорь родился в 1932 году в Москве. С началом войны уехал с родителями в эвакуацию, в Ташкент. Учился в хорошей школе: в ней действовал — невероятная редкость! — драмкружок. В 1943 году принял участие в съемках фильма «Два бойца». «На нас, 11-летних пацанов, надели немецкие мундирчики, дали нам деревянные автоматики и поставили задачу прорвать оборону, упасть в пруд и умереть под выстрелами Марка Бернеса, — вспоминал Ледогоров. — Мы бежали вдалеке в задымлении. Не было видно, что мы — дети, и что перед нами ползут на веревочках маленькие деревянные немецкие танки».

Он твердо знал, что хочет стать актером. Правда, дорога в профессию не получилась прямой: сначала Игорь отучился в Ташкентском политехническом институте. Получил массу полезных навыков и… жену. Отбил у приятеля невесту, самую красивую девушку института Сталину Фарынскую. А после, уже в 26 лет, поступил в Театрально-художественный институт им. А.Н. Островского — также в Ташкенте. В одном из первых интервью Ледогоров не без иронии говорил о себе: «Я умею конструировать сельскохозяйственные машины. Могу починить утюг, сменить электропроводку. Определить стороны света по звездам. Вожу автомобиль. Фотографирую. Люблю готовить, особенно плов, и шью. Считаю на логарифмической линейке. Читаю — не без словаря — техническую литературу. Лазаю по деревьям. Научился плавать. Сносно стреляю. Играл за сборную волейбольную команду Узбекистана. Работал технологом Сибпромстройпроекта. Еще в школе играл в самодеятельности, готовился в театральный вуз, но родители были против. В политехническом режиссировал в драмкружке. И наконец, «прорвался» на вечернее отделение театрального института».

В 1964 году он окончил институт и начал работать в Ташкентском русском драматическом театре.

НАСТОЯЩИЙ МУЖЧИНА

Режиссер Семен Туманов в 1967 году собрался снимать фильм о последних годах жизни революционера Николая Баумана и искал актера на главную роль. Физическое сходство не имело значения -куда важнее было создать образ. К тому времени в учетной карточке Игоря Ледогорова в актерском отделе «Мосфильма» значилось: «В кино не снимался. Рост 183. Цвет волос — русый. Поет. Сыграл главные роли в пьесах «Совесть», «104 страницы про любовь»». Проба показала: Бауман найден! Позже Ледогоров объяснял: «Играя своих персонажей, я не то что старался быть на них похожим, но воспитывал в себе их лучшие качества, будь это Бауман, Седов, командарм Капитонов или же старец Андрей из «Дыма Отечества»».

После «Николая Баумана» Ледогоров стал одним из самых востребованных актеров советского кинематографа: 2-3 картины в год! Его герои — и похожие друг на друга, и очень разные — нравились зрителю. Беспощадный подпольщик Жан (телесериал «Руины стреляют») и несгибаемый разведчик товарищ Ряби-нин («Они были актерами»), блестящий интеллектуал Вильгельм Вейтлинг («Карл Маркс. Молодые годы») и тихий археолог-музейщик Зимин («Шествие золотых зверей»), инопланетянин Ракан («Через тернии к звездам») и удачливый мореход Дмитрий Овцын («Баллада о Беринге и его друзьях»)…

Ледогоров перевоплощался мастерски, оставаясь самим собой: настоящим мужчиной. Уверенным, немногословным, сильным. Не человек — супермен! Женщины сходили по артисту с ума. А он достойно уходил от признаний и оставался верен своей Сталине.

ВРЕМЯ ПЕРЕМЕН

В московском театре Советской Армии, выбранном Ледогоровым после ленинградских «Лейкома» и Ленсовета, ему предлагали хорошие роли. Но ему хотелось большего: уже попробовав себя в режиссуре, он знал, что может. И в 1996 году Игорь Вадимович поставил на малой сцене абсурдистскую пьесу Станислава Мрожека «Контракт», назвав спектакль «Отель «Резиданс»». Однако публика работу не оценила. Ролей тоже почти не стало — герои в кино не требовались, а изображать бандитов Ледогоров брезговал.

В 1997 году он принял решение: уезжать. К сыну Вадиму, в Новую Зеландию. Объяснял, что жена скучает по детям и внукам.

Переезд дался тяжело. Игорь Вадимович не мог представить себе жизнь «где-то там» без любимого дивана и привычных книг. Конечно, все это можно взять с собой. Но как увезешь друзей и знакомых, атмосферу московского дворика и родной сцены?..

Постепенно Ледогоров привык к новым реалиям: «Время вносит свои коррективы — уже прошло четыре года, и я стал понимать, что там тоже живут люди со своими печалями и заботами, и я как-то контактирую с ними. Я уже пребываю там не просто как эмигрант или резидент — живу и накапливаю определенные впечатления, сейчас я успокоился, могу общаться со своими коллегами и близкими, и не столько на эмоциях, сколько душою, много думаю, размышляю, читаю то, что не успел прочитать». Но без сцены страдал, и когда удавалось, играл: показывал «Отель «Резиданс»» в Окленде и Веллингтоне. Пытался помогать сыну, преподававшему театральное искусство по системе Станиславского. Даже сыграл Фирса в «Вишневом саде» — на английском языке, который не знал и, похоже, не пытался учить. Его по-прежнему тянуло на родину.

В 2001 году отец и сын Ледогоровы приехали в Москву на озвучание новой версии фильма «Через тернии к звездам», которую возродил сын режиссера Ричарда Викторова. 14 дней радости, работы и встреч с друзьями… Игорь Вадимович остро ощущал: его место здесь, дома. Но остаться не мог.

Возвращение в Новую Зеландию стало почти катастрофой. А вскоре артист заболел — он словно развернул всю нерастраченную силу против самого себя. Не жаловался. Только когда не-прекращающаяся ломота в костях стала нестерпимой, обратился к врачам. Диагноз прозвучал приговором: лейкемия. Доктора удивлялись, как этот суровый русский старик мог терпеть чудовищную боль столько времени, и предрекали конец через несколько дней.

Игорь Вадимович прожил еще месяц, сражаясь с недугом, как его герои — с врагами. Подолгу разговаривал по телефону с московскими друзьями, планировал вернуться на родину и снова выйти на сцену… А 10 февраля 2005 года Игоря Ледогорова не стало.

Теперь об артисте напоминают крест с надписью на русском языке на кладбище Гамильтона и студия Ледогоровых. Остались, конечно, и фильмы, но кто знает, сколько времени должно пройти, чтобы они вновь стали востребованы зрителем…

ДАРЬЯ БИОГРАФИЯ, Лидия СОСНОВСКАЯ

Вы можете оставить отзыв или трекбек со своего сайта.

Ваш отзыв

Subscribe to RSS Feed Следите за мной на Twitter!