Игорь Дмитриев. Маркиз Советского Союза

Любитель запонок и лакированных туфель, обладатель утонченных манер… Ему бы жить в девятнадцатом веке, но выпал двадцатый. Вызов судьбы актер принял с дворянским достоинством.

Минувшая эпоха его словно ждала. В 1927 году, когда Игорь Дмитриев появился на свет, город на Неве еще был полон былого благородства…

РОСКОШНЫЙ МИР ИСКУССТВА

Мальчик рос в большой квартире. Семье она досталась от деда, который владел аптекой в центре царского Петербурга. В каждой комнате — по камину, а во дворе — свой дровяной склад. За порядком в нем следил Ибрагим, дворник-татарин.

Родители разошлись вскоре после рождения Игоря, и воспитывался будущий актер матерью, дедушками и бабушками. По выходным дед (со стороны отца) брал внука на прогулки по Петербургу: «Вот на этой лавке любила отдыхать императрица, а вот на той аллее я кланялся царю!» Однажды даже свозил мальчика на кладбище царских коней и собак. «На каждой могиле стоял памятник двухметровой высоты, из гранита и мрамора!» — всю жизнь вспоминал Дмитриев.

Еще одним потрясением для мальчика стал цирк, в котором танцевала его мать-балерина. Яркие ящики с загадочным реквизитом, диковинные звери в клетках, запах опилок на манеже… А какие женщины заходили поболтать к его матери в гри-мерку! Утонченные, стильные, так соблазнительно пахнущие. Маленький Игорь понял: мир искусства — роскошный мир!

Когда взрослых не было дома, мальчик брал мамин грим и рисовал себе усы и бакенбарды. Любимой игрушкой его детства стала шпага — настоящая, французская, XIX века. Отбирать холодное оружие у ребенка взрослые не стали. Как-никак он праправнук Анны Павловны Шерер, фрейлины императрицы Марии Федоровны! «Этот факт меня, как потомственного аристократа, добил окончательно», — смеялся впоследствии Дмитриев.

Удивительная среда, в которой рос Игорь, дала свои плоды. В 5 лет мальчик поставил свой первый кукольный спектакль, а в 7 заявил, что будет актером. Растоптать в нем это стремление не смог даже XX век-волкодав.

НА СЛОМЕ ЭПОХ

В 1930-е годы жизнь семьи значительно ухудшилась. У Дмитриевых отобрали больше половины комнат, арестовали отчима Игоря, горного инженера, а затем и мать. На свободу она вышла быстро, через семь месяцев, но своего мужа больше не увидела…

Бесконечные репрессии сковали страхом весь Ленинград. Что именно происходило в лагерях, Игорь не знал, но подозревал самое худшее. Вскоре его догадки оправдались: один из соседей, чудом вернувшийся, показал Дмитриеву свои изувеченные ступни. Рассказ несчастного ошеломил подростка. «В лагере зимой арестантов ставили на мокрое железо, — вспоминал артист. — А когда ступни примерзали к металлу, толкали. Заключенные падали, обрывая на ногах всю кожу».

Ужасы бесконечных репрессий сменили горести и лишения войны. Дмитриевых эвакуировали в Пермскую область, в глухой поселок Нижняя Курья. Игорь пилил дрова, колол лед для воды на чай, корчевал столетние пни, чтобы освободить место под овощные грядки. Как и все, спал в ватнике, шапке-ушанке и валенках. Часто приходилось вещи менять на муку и хлеб. «Помню, когда уже совсем нечего было есть, мама вынула отрез габардина, отложенный на костюм, который не успела себе сшить перед войной, и еще что-то. И я на саночках повез эти вещи в деревню, заходил в дымившие трубами домишки, пытаясь раздобыть хлеба. Но это не всегда удавалось…» От отчаяния паренька спасло искусство. В поселке был клуб, на сцене которого он со сверстниками читал стихи, пел и танцевал перед ранеными солдатами.

Режиссеры часто предлагали ему сыграть представителей голубых кровей — офицеров, маркизов, князей, баронов.

В восьмом классе Дмитриеву поручили серьезную работу — на спецзаводе монтировать боеприпасы для фронта. «Там всякое было, — вздыхает артист. — И пожары, и взрывы, и увечья… Но судьба меня уберегла. Наверное, она знала о моем высоком предназначении».

ПЛОХОЙ АРБЕНИН, ХОРОШАЯ НИНА!

В 1943 году при Пермском драмтеатре открылась театральная студия. И хотя от Нижней Курьей до города было 50 километров, парень твердо решил в нее попасть.

На прослушивании читал отрывок из «Маскарада» Лермонтова. Причем не только за Арбенина, но и за Нину. «Арбенин из тебя жалкий! — рассмеялись члены жюри. — А вот Нина — просто загляденье. Она тебя и спасла!» Театральная жизнь настолько увлекла Игоря, что он даже бросил школу. Днем постигал азы актерского мастерства, а вечером участвовал в массовках наравне с опытными артистами.

Вскоре юноша понял, что перерос уровень провинциального театра, и в 1944 году отправился в столицу. Лишь в пути сообразил, что без школьного аттестата его никуда не примут. Но нет худа без добра: в стране ведь война, бомбежки, пожары. Добравшись до Москвы, Игорь заявился в только что сгоревший авиационный институт и сказал, что его аттестат был у них… Члены госкомиссии, растерявшиеся в такой ситуации, выдали ему новый.

На радостях Дмитриев подал заявления сразу в несколько театральных вузов. Однако, получив одобрение в двух из них, отнес документы в Школу-студию МХАТ. Здесь он стал подопечным Павла Массальского и Сергея Блинникова. Про аферу с аттестатом поведал лишь педагогу Николаю Хмелеву. В ответ тот рассмеялся: «Ну молодец, Игорь! Значит, быть тебе великим актером!»

С выбором вуза Дмитриев не прогадал: его учили Качалов, Москвин, Книппер-Чехова и Тарханов, а вдохновляли — Рихтер, Ахматова и даже английский драматург Джон Пристли. Он снова был среди своих — людей прекрасной эпохи, наследников XIX века.

В ОТЛИЧНОЙ КОМПАНИИ

Игорь Дмитриев — превосходный актер, но исключительно второго плана. Возможно, именно это обстоятельство уберегло его от многих потрясений, которые довелось пережить артистам первой величины.

За свою полувековую карьеру Игорь Борисович снялся в 120 фильмах. Ему даже посчастливилось поработать с Элизабет Тейлор и Авой Гарднер!

Звездой кино Дмитриева сделал Сергей Герасимов. Именитого режиссера молодой актер покорил нестандартным подходом к образу. Услышав, что на роль Листницкого в «Тихом Доне» еще никто не утвержден, Игорь Борисович надел белогвардейский френч, офицерские сапоги, приклеил игривые усики и в таком виде явился к мэтру.

«Сергей Аполлинариевич, у Шолохова упоминается пенсне Листницкого. Как вы думаете, мне лучше подойдет овальное или прямоугольное?» — ошарашил режиссера Дмитриев. Герасимов был поражен таким рвением, тем более от актера, которого даже не знал. И утвердил Дмитриева без единого дубля!

Эту роль, эпизодическую по сути, Герасимов разобрал до малейших деталей. К примеру, на столе в комнате Аксиньи стояло блюдо с оладьями. И Дмитриев, дубль за дублем заходя к казачке, первым делом косился на них… «Ты что, голоден что ли?! — вдруг заорал уставший Герасимов. — Ты ведь дворянин, от рождения сыт! А у Аксиньи — голое плечо, туда и гляди!»

Образ дворянина, аристократа и вообще человека «ненынешнего века» лег на Дмитриева идеально. А потому в последующие годы ему доверяли играть исключительно белогвардейских офицеров. «Из моих персонажей можно было бы составить отдельный отряд Его Величества!» — часто шутил Дмитриев.

«Великосветское» амплуа актеру нравилось. Чтобы сформировать офицерскую выправку, он ставил на плечи своего мундира стаканы с водой и ходил по киностудии так, чтобы ни капли не расплескать. И это дало свои плоды: от ролей офицеров Дмитриев перешел к образам графов, баронов и князей. В фильме «Ференц Лист» сыграл князя Витгенштейна; в «Прощании с Петербургом» — великого князя Константина; в «Звезде пленительного счастья» — графа Лебцелтерна, в «Сильве» — князя Леопольда Веллергейма. И этот список можно продолжить…

Отдельная глава в актерской судьбе Дмитриева — четыре картины с Олегом Далем: «Как Иванушка-дурачок за чудом ходил», «Старая, старая сказка», «Золотая мина» и «Приключения принца Флоризеля». «Олег был удивительным актером! — не раз восторгался Дмитриев. — Он научил меня божественной импровизации». Однажды на его сценарную фразу «Принц, долг велит мне отомстить за брата!» Даль тихо зашипел: «Игорь Борисович, мы что вечером жрать будем? У нас ведь пустой холодильник!» «Стоп! — выпалил режиссер. — Снято, браво!» «А что браво?» — спросил обескураженный Дмитриев. «Игорь Борисович, у вас от неожиданности так глаза блеснули, специально не сыграешь!» — расхохотался Даль.

Судьба свела Дмитриева и с другим неординарным человеком — художником Михаилом Шемякиным. Долгие месяцы актер пытался в одиночку остановить гонения на него, но так и не смог. «Миша, тебе тут явно не жить», — признался другу Дмитриев. И Шемякин покинул СССР.

Друзья увиделись вновь через много лет, когда артист прилетел в Штаты навестить сына. Дело было под Рождество. Шемякин повез гостя в свой загородный дом, завязалась дружеская беседа. И вдруг Дмитриев закричал:

«Миша, какие мы дураки! Мы же забыли в магазин заехать, а вокруг уже глушь и ночь!» Советский актер и представить не мог, что за границей продуктовые магазины работают круглосуточно. Даже в самых отдаленных местах.

МАСТЕР РОЗЫГРЫШЕЙ

«Актер должен оставаться шалопаем до самой старости!» — любил повторять Дмитриев. Эта фраза была не просто его жизненным кредо, а лекарством от суровой советской действительности.

Розыгрышам Дмитриева не было числа. Однажды на пару с Ширвиндтом артист уговорил Зинаиду Шарко выпить рюмку водки и закусить огурцом. «Это единственная панацея от новой чумы!» — чуть не плакал Дмитриев.

Другой его «жертвой» стала Алиса Фрейндлих. Катаясь на лодке по Волге, она утопила новые дорогие очки. Прибыв в Петербург, Дмитриев нашел в первом попавшимся мусорном баке разбитые очки, упаковал их в бандероль и отправил Фрейндлих, прикрепив к посылке письмо от «пионеров-водолазов». «Вы и представить не можете, какую гадость прислали мне на днях!» — возмутилась на одной из вечеринок Алиса Бруновна. Тогда, к общему восторгу собравшихся, Дмитриев поведал о своем розыгрыше.

На одном из концертов актрисе Нине Ургант в знак благодарности с первого ряда подали 50 рублей. Разумеется, артистка сразу вернула деньги в зал. Дмитриев, прослышав об этой курьезной ситуации, позвонил Нине Николаевне и представился… строгим милиционером. «Гражданка, нам сообщили, что вы берете взятки прямо на концертах! — забасил актер. — Придется вас арестовать на пару суток!»

31 декабря 1981 года Дмитриев спешил в гости и явно опаздывал. У дверей нужного подъезда его взгляд привлекла машина-кран, какую используют для починки фонарей. Дав рабочим немного денег, он уговорил их поднять его до окна на шестом этаже… «Представляете картину? — делился впечатлениями Игорь Борисович. — Сидят люди за столом, а тут я стучу им в стекло с той стороны! Они чуть в обморок не попадали!»

ТЕАТРАЛЬНЫЙ РОМАН

У Игоря Дмитриева было много поклонниц, но всю жизнь он оставался верен лишь одной женщине — супруге Ларисе.

Сначала это была детская дружба, потом — любовь на сцене. В «Борисе Годунове» школьник Игорь играл Димитрия, а Лариса — Марину Мнишек. Окрепнуть чувствам подростков не дала война. Встретились они уже после Победы, в Москве, совершенно случайно. На первый взгляд, между ними нет ничего общего. Игорь — студент МХАТа, Лариса — полиграфического института. У него своя подружка, у нее — ухажер. «Причем солидный! — уточнял Дмитриев. — Молодой профессор!»

Сблизил пару совместный отдых в Дагомысе. На одном из курортных бульваров Ларисе вздумалось пострелять в тире. «Спорим, ни разу не промахнусь?» — задорно усмехнулась девушка. «Ну, если так, то я на тебе женюсь!» — без задней мысли ляпнул Дмитриев. И Лариса сбила десять мишеней из десяти.

Их брак продлился больше 30 лет. Супруги воспитали сына Алексея, дождались внучек-близняшек. В 1998-м актер овдовел. «Эта утрата — одна из самых тяжких в моей судьбе, — признался в одном из последних интервью Игорь Борисович. — Лариса поддерживала меня всегда и во всем. Наверное, ей часто было нелегко со мной. На публике я блистал голливудской улыбкой, а домой приходил усталый и злой».

БЕЗ ЖАЛОБ НА СУДЬБУ

В начале 2000-х актер стал желанным гостем многих телепередач. С теплотой вспоминал былые роли, неустанно хвалил коллег и неизменно заявлял: «Я — счастливый человек! У меня была удивительная мать, чудесная жена, редкая востребованность в кино, театре и на радио. Единственное, о чем жалею, — так и не сыграл царя. Тут Стржельчик меня обошел!»

В 2006 году артист перенес инсульт. Однако, вопреки советам врачей, выходить на сцену не перестал. 26 января 2008-го Дмитриеву стало плохо прямо в театре; вечером того же дня его сердце остановилось… «Князь Игорь покинул престол!» — некролог под таким заголовком вышел тогда в одном из изданий. Точнее и не скажешь.

ДАРЬЯ БИОГРАФИЯ, Никита ЛОВЧИНСКИЙИ

Вы можете оставить отзыв или трекбек со своего сайта.

Ваш отзыв

Subscribe to RSS Feed Следите за мной на Twitter!