«Хочу быть разведчиком!»

В послевоенные годы миллионы ребят мечтали об офицерских погонах. Не был исключением и Владимир Путин. Вот только военным он хотел быть особенным — таким, которые не носят погоны и незаметны для окружающих. Иначе говоря, разведчиком.

Решающую роль в выборе будущей профессии для Владимира сыграл фильм «Щит и меч». До этого будущий президент мечтал стать летчиком гражданской авиации. Фильм изменил все. Теперь подросток твердо решил, что станет разведчиком. И не просто решил, а начал действовать. Сначала, правда, с изрядным привкусом авантюризма. Друг детства Владимир Богданов вспоминал: «У Вовки была идея фикс, он постоянно твердил нам: чтобы стать настоящим разведчиком, надо закаляться. Заставлял нас зимой прыгать голышом в сугроб. После чего все лежали с ангиной, а Путин получал нагоняй от отца. А однажды Вова потащил нас с братом плавать на льдине. Игра так и называлась — гонки на выживание. Было начало весны. По Неве пошел первый лед. Разделись мы с Путиным до трусов и сиганули на льдины. Нужно было проявить силу характера — проверяли, кто из нас дольше продержится на уплывающей льдине».

Но потом глупая мальчишеская бравада сошла на нет — все повзрослели. Владимир Владимирович стал учиться без троек, ребята выбрали его на пост председателя совета отряда, занялся спортом. Правда, сначала это было не дзюдо, а бокс. Но новичку там быстро сломали нос, и он решил переквалифицироваться в борца. Путину повезло — он попал к хорошему тренеру Анатолию Рахлину, и тот сделал из него настоящего профессионала.

МЕЧТЫ СБЫВАЮТСЯ

Из фильмов про разведчиков Владимир знал, что настоящему профессионалу необходимо хорошо разбираться в химикатах. А он, тяготевший к гуманитарным наукам, в химии был слаб. Чтобы подтянуть пробелы, подросток в шестом классе перешел в школу с химическим уклоном при Технологическом институте. Учеба здесь давалась нелегко, приходилось стараться. Впрочем, как выяснилось позже, прилагать столько усилий и не требовалось. Уже в старших классах Владимир пришел в приемную КГБ, на Литейном, 4 — узнать, как можно попасть на службу. Но его сразу огорошили: «Иницативников не берем. Сами выбираем». На вопрос «Как?» был получен пространный ответ: «Иди на юридический. Не ошибешься».

Владимир так и поступил. И все время помнил, что иницативников в КГБ не берут, а потому не высовывался, а просто учился. Но время шло, а студенту Путину никто не предлагал стать разведчиком. Он волновался и даже стал подыскивать альтернативные варианты трудоустройства. И все же это случилось. На четвертом курсе к нему подошел сотрудник КГБ и предложил поговорить о дальнейшем трудоустройстве. К слову, со всего курса в КГБ присмотрели только трех кандидатов. Путин был рад, но вида не подал — помнил о старом предупреждении.

В ряды спецслужбы Владимир попал только через год, став курсантом школы подготовки оперативного состава на Охте («401-я школа»). По окончании которой он сдал экзамены и получил звание «старший лейтенант юстиции». Правда, удостоверение у него было иное, нежели у прокурорских сотрудников. Такое же, как в фильме, со щитом и мечом. Своим друзьям Путин объяснил, что получил направление в милицию, и начал работать.

Старательность и исполнительность молодого офицера не укрылись от взгляда начальства, и вскоре старший лейтенант был отправлен в Москву на полугодичные курсы. Здесь Владимир постигал тонкости будущей оперативной работы. Как он сам вспоминал, следил за разными типами людей, отрабатывал зрительную память и точность мышления. Его бывший инструктор рассказал, что каждого курсанта сначала ждал прыжок с парашютом для преодоления чувства страха, а затем его учили агентурной работе и шлифовали иностранные языки. Владимир предполагал, что его готовят к работе на Западе, но лишних вопросов не задавал — сказали же, что это не принято.

Вскоре Путина перевели в Первое главное управление, занимавшееся проведением разведывательных операций за рубежом. Попасть в это элитное управление КГБ дано было не каждому. Возможно, кураторам понравились личные качества Владимира. Сыграл свою роль и тот факт, что молодой офицер уже был семейным человеком — это всегда приветствовалось в подобных структурах.

НЕМЕЦКИЙ МИР

В августе 1985 года чета Путиных и их годовалая дочь Маша отбыли к новому месту службы главы семейства, в восточногерманский город Дрезден. С одной стороны, это было неплохо — уехать в длительную командировку за рубеж. Но, с другой стороны, Дрезден больше походил на место почетной ссылки, чем на поле битвы спецслужб: ни идеологических врагов, ни скопления западных шпионов и их пособников. Это был тихий красивый городок вдали от серьезных дел. Владимира назначили директором дрезденского Дома дружбы СССР — ГДР, что являлось служебным прикрытием. В его задачи входили вербовка и составление многочисленных отчетов. Работа скучная и однообразная. И уж совсем не та, о которой он мечтал, будучи мальчишкой. Но за время службы в КГБ он привык подчиняться. В конце концов, в ГДР его семья имела куда больше благ, нежели на Родине.

Покидая ГДР, Владимир Владимирович и его коллеги уничтожали компромат: «Я лично сжег огромное количество материалов».

Уютный немецкий мир рухнул в декабре 1989 г. В Берлине пала стена, а в Дрездене агрессивная толпа решила штурмовать штаб-квартиру Штази. А затем — стоявшее неподалеку здание КГБ. Охранник в будке не стал играть в героя и убежал, не желая стать жертвой народной ярости. Тогда навстречу буйным демонстрантам из здания вышел невысокий офицер и на хорошем немецком сказал, что если они попытаются проникнуть на территорию СССР, то будет применено оружие. Тем офицером был Владимир Путин.

К слову, против десятков разъяренных немцев несколько человек с пистолетами ничего бы не смогли сделать. Но пронзительный взгляд вышедшего к толпе офицера впечатлял. Нападавшие нехотя повернули назад. И все же ситуация еще не разрешилась. Путин позвонил в ближайшую советскую танковую часть и потребовал от командира защиты. «Ничего не можем сделать без приказа из Москвы, — отрезал полковник-танкист. -Будет приказ, поставлю тебе танки. Нет — извини». Звонки в Москву тоже ничего не дали, в Кремле не хотели омрачать праздник воссоединения Германии.

Но оставлять все как есть казалось недопустимо. И Владимир Путин с сослуживцами стали уничтожать служебные документы, ибо информация на тысячи восточных немцев могла стать для них фатальной. «Я лично сжег огромное количество материалов, — вспоминал он в книге «От первого лица». -Мы жгли столько, что печка лопнула».

А потом поступил приказ собираться домой. Из Германии чета Путиных увезла старую стиральную машину, подаренную коллегами, кое-что из мебели и личные вещи. Страна, казавшаяся им почти идеальной, теперь была небезопасна для советских людей. А тем более — для сотрудников спецслужбы. Новым местом службы Владимира вновь оказался родной Ленинград.

ДАРЬЯ БИОГРАФИЯ

Вы можете оставить отзыв или трекбек со своего сайта.

Ваш отзыв

Subscribe to RSS Feed Следите за мной на Twitter!