Генри Джон Хайнц. Король кетчупа

Генри Джон Хайнц. Король кетчупаЭтот человек заставил мир по-новому взглянуть на кетчуп и убедил всех в том, что без его продукции еда будет безвкусной.

Тележка шумно дребезжала, лежащие в ней овощи весело подпрыгивали на кочках.

— Мистер Шульц, ваш заказ прибыл! — громко крикнул мальчишка, подгоняя «транспорт» к дому. В дверях появился мужчина и расплатился за продукцию.

Обход был ежедневным. Пока ровесники играли в мяч во дворах, Генри зарабатывал свои первые деньги.

ЮНЫЙ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬ

Не паровозик и не машинку получил Генри на очередной день рождения, а нечто более увлекательное — собственную грядку на семейном огороде. Теперь он мог сам выращивать на ней все, что пожелает.

Когда появились первые плоды, мальчик решил, что их вполне можно продать. Первыми покупателями стали родственники и соседи. Позже Генри расширил ассортимент и начал продавать тертый хрен, разложенный по баночкам.

Заработанные деньги юный Хайнц складывал в копилку: семья прекрасно обходилась и без них. Отец, немецкий эмигрант, владел кирпичным заводом в американском Питтсбурге, мать занималась домашним хозяйством. С ней на кухне часто засиживался и сын. Он завороженно наблюдал за готовкой, запоминая мамины кулинарные хитрости. Родительница поощряла его интерес, но в своих мечтах представляла сына священником. Чтобы порадовать ее, он поступил в семинарию, однако выдержал недолго. Мать махнула рукой и отправила мальчика в бизнес-колледж.

Генри оказался на редкость аккуратным и смышленым, даже помогал отцу управлять кирпичным заводом. А когда тот решил вернуться на свою родину — в Германию, встал у руля. Правда, семейное дело не слишком увлекало Хайнца-младшего. Все чаще он вспоминал свой огородик и понимал, что мечтает считать отнюдь не кирпичи, а огурцы с помидорами.

БЕЗ КОНСЕРВАНТОВ

Решив, что в одиночку не справится, Генри Хайнц пригласил к себе в компаньоны друга, Кларенса Ноубеля. Вместе они открыли компанию «Хайнц&Ноубель», которая стала выпускать овощные заготовки. Домашний хрен, соленые огурчики, квашеная капуста — все это поставлялось в кафе, магазины, рестораны и пользовалось большим спросом.

Генри был хитер: на баночку с новым продуктом он сначала наклеивал только придуманное название. Если претензий от покупателей не поступало, тогда на баночке появлялось и знаменитое «Хайнц&Ноубель».

Всю продукцию Генри велел расфасовывать в банки и бутылки из прозрачного стекла. Раньше она хранилась в темной таре, и покупатели не могли рассмотреть, что именно находится внутри. Теперь же в высоком качестве товара легко было убедиться еще до покупки. Правда, были и сложности. Например, верхний слой соуса часто загустевал и слегка менял цвет. Чтобы не смущать покупателей, Генри решил закрывать верхушку баночки цветной наклейкой.

В отличие от конкурентов, Хайнц категорически отрицал любые консерванты. Его продукция хранилась долго исключительно благодаря секретам консервирования, которым научила его мама. Покупатели были уверены в товаре, а у самого Хайнца и совесть чиста, и карман полон.

КОНЕЦ И НОВОЕ НАЧАЛО

Питтсбург разрастался. То тут, то там появлялись новые заводы, все меньше оставалось места для выращивания овощей. Теперь их приходилось покупать у фермеров из других штатов, на что требовались немалые суммы. И если раньше Хайнц мог брать деньги в долг у банка, то после кризиса 1875 года подобной привилегии у него больше не было. Поставщики требовали расплатиться с ними, а платить-то нечем! Не оставалось ничего другого, кроме как объявить себя банкротом. Это решение оказалось самым непростым в жизни Генри. Приближалось Рождество, а ему не на что купить детям подарки…

На несколько месяцев Хайнц выпал из жизни — настолько глубокой оказалась его депрессия. Неизвестно, сколько бы он еще не вставал с кровати, если бы не мама.

— У меня были сбережения на черный день. Возьми эти деньги и начни все сначала.

Ее слова стали глотком свежего воздуха. Владеть новым бизнесом Генри не имел права, так как числился банкротом, а потому записал его на мать и братьев. Сам же стал трудиться как никогда самоотверженно и страстно. В итоге сумел рассчитаться с долгами, выкупить компанию, назвать ее своим именем и вновь начать хорошо зарабатывать.

«ПРОСТО ПОПРОБУЙТЕ!»

Производители заготовок считали: чем больше они положат специй в свой продукт, тем дольше он будет храниться. Генри думал иначе, но это натолкнуло его на мысль поэкспериментировать с самими приправами. Он проводил много времени на кухне, смешивая томаты, зелень, чеснок, хрен. В один прекрасный день он позвал мать попробовать свое кулинарное ноу-хау. Ей понравилось. Так появился знаменитый продукт компании «Хайнц» — кетчуп.

Он не был новинкой на рынке. Кетчуп придумали в Китае давным-давно, да и в магазинах продавалось немало подобных приправ. Но Хайнц оказался первым, кто убедил покупателей в том, что им непременно нужен кетчуп.

Как только в Америке начало развиваться железнодорожное сообщение, Генри отправился рекламировать свой товар. В поездки он брал чемодан с образцами лучших соусов. Хайнц договаривался с магазинами, чтобы те выставляли в залах образцы продукции, а покупатели картонными ложечками могли их попробовать.

Генри любил путешествовать: во время поездок можно размышлять, придумывать что-то новенькое. Однажды из окна вагона он увидел вывеску на магазине: «27 фасонов обуви!» И задумался: интересно, а сколько видов продукции произвожу я?

В своих подсчетах Хайнц дошел до цифры 57. Она ему так понравилась, что он решил ее использовать на всех логотипах, хотя на самом деле компания «Хайнц» выпускала куда больше.

Представить свой товар Генри приехал на торговую выставку в Чикаго. Вот только с местом ему не повезло — его отправили на третий этаж, куда мало кто заходил. Но предприимчивый бизнесмен придумал уловку — напечатал множество золотых бумажек с надписью: «Обменяйте талон на сувенир на 3 этаже». Толпы людей хлынули наверх, а там их ждали не только подарки, но и горы баночек с соусами.

ЗА КАЧЕСТВО-ОТВЕЧАЮ

Работать в компании «Хайнц» мечтали многие, что не удивительно. На фабриках у Генри царила поистине семейная атмосфера. Каждое утро работницам выдавали чистые чепчики и передники, делали гигиенический маникюр. А все потому, что Генри Хайнц превыше всего ценил чистоту на производстве.

Сам он всегда заботился о покупателях — наверное, поэтому его так раздражало, что многие производители позволяли себе выпускать некачественный товар. Он даже обратился к Рузвельту, чтобы тот принял закон о контроле над производством, но президент предпочел промолчать. Хайнц пошел другим путем — обратился в газеты, поднял шумиху, вывел людей на улицы с акциями протеста. В итоге закон был принят.

Генри Хайнц до последнего занимался любимым делом. Его жена Сара умерла рано, зато оставила после себя четверых детей, а те — 11 внуков. Они-то и стали настоящей отрадой для Генри. Старшие, бывало, подсядут и давай спрашивать: «Дедушка, как тебе удалось столь многого добиться?» А он, улыбнувшись, ответит: «Секрет в том, чтобы делать обыкновенное дело необыкновенно хорошо».

ДАРЬЯ БИОГРАФИЯ, Лана АБРАМОВА

Вы можете оставить отзыв или трекбек со своего сайта.

Ваш отзыв

Subscribe to RSS Feed Следите за мной на Twitter!