Геля Маркизова. Символ счастливого детства

Улыбающаяся девчушка, сидящая на руках у товарища Сталина, никого не оставила равнодушным. Вот только счастье ее оказалось недолгим.

Тот вечер маленькая Геля запомнила хорошо. К ним в Москву, где она тогда жила с мамой, приехал отец. Уже счастье! Папа прибыл по работе: он, будучи наркомом земледелия Бурят-Монгольской АССР, в составе делегации должен был встретиться в Кремле со Сталиным. Объявил отец об этом со всей торжественностью.

Геле хоть и шесть, но понимала она многое, и при упоминании имени «Сталин» у нее затрепетало сердце. Она воскликнула: «Папа, можно я пойду с тобой?!»

Ардан Маркизов не воспринял всерьез желание дочери. Но за Гелю вступилась мама: девочка должна пойти — и точка!

ВСТРЕЧА, ИЗМЕНИВШАЯ ЖИЗНЬ

Приготовления развернулись грандиозные. Была куплена и тщательно выглажена матроска, приобретены милейшие туфельки: Ардан договорился, что Геля преподнесет два букета цветов — Сталину и Ворошилову.

Морозное зимнее утро 27 января 1936 года выдалось для главы семейства волнительным. Он боялся, что дочь не пропустят без пропуска. На удивление проблем с этим не возникло. От радости отец даже забыл переобуть Геле туфли — она так и осталась в валенках.

Войдя в огромный зал, девочка начала оглядываться по сторонам — ей все было интересно. Но когда первые эмоции улеглись, она заскучала. Потянулись долгие нудные речи, один за другим выходили на сцену председатели колхозов, партработники, затем их стали награждать… Недолго думая, Геля встала со своего места и пошла к товарищу Сталину. В зале зашептались, ее попытались остановить: «Стой, куда ты?» Но девчушка была не робкого десятка. «К Сталину!» — отвечала она, неся перед собой букет.

Генсек сидел к ней спиной, и его тронули за плечо, когда Геля подошла. Он развернулся и услышал: «Это вам привет от детей Бурят-Монголии!» Иосиф Виссарионович расплылся в улыбке, усы поползли вверх. Он встал, взял девочку на руки, а со всех сторон раздались крики: «Целуй его!» Звонкий чмок тут же достался чуть морщинистой щеке. Защелкали фотоаппараты — кадр вошел в историю.

ОСЛЕПЛЯЮЩАЯ СЛАВА

У Гели не было чувства, что на руках ее держит какой-то особенный человек. Наоборот, самый обычный, просто рядом с ним возникает ощущение необъяснимого счастья и осознание того, что в этот момент происходит что-то важное.

Позже, когда делегатам стали раздавать подарки, девочка вновь решила не оставаться в стороне. «А что-нибудь подарят?» — беззастенчиво спросила она. «Что выбираешь: часы или патефон?» — спросил Иосиф Виссарионович. Вопрос почти поставил Гелю в тупик, но она быстро сообразила: «И то и другое!» Сталин усмехнулся — эта своего не упустит. В итоге девочка стала обладательницей золотых часов и патефона. На обоих подарках красовалась гравировка: «Геле Маркизовой от вождя партии И.В. Сталина 27.1.36г.».

Тут же среди прочих оказался главный редактор газеты «Правда» Лев Мехлис. Потирая руки, он заметил: «Сам Бог послал нам эту буряточку!»

На следующий день все издания вышли с заголовком: «Спасибо товарищу Сталину за наше счастливое детство!» Словно в подтверждение этих слов, ниже — тот самый снимок: Геля на руках у генсека. Девочка весь день бегала по гостинице, где остановился отец, с газетой в руках. Показывала ее каждому: «Видите, это я!»

Когда семья Маркизовых вернулись в Улан-Удэ, их встречали как героев. В магазинах сразу вырос спрос на матроски, а в парикмахерских — на стрижку «под Гелю». Сама того не подозревая, девочка стала кумиром советских школьников, которые втайне ей завидовали.

По улице Маркизовы не могли пройти спокойно — все узнавали их дочку. Ее лицо было на плакатах, которые вешали в детсадах, школах, пионерских лагерях. Оно появилось на коробках конфет и открытках. А скульптор Георгий Лавров создал 5-метровый монумент, списанный со знаменитого фото. Его уменьшенные копии растиражировали — вскоре они появились во дворах, парках, домах культуры.

Полтора года славы ослепили Гелю. Она до конца не понимала, что происходит, но ей нравилось всеобщее внимание. Вскоре всему пришел конец.

ПРО ГЕЛЮ ВСЕ ЗАБЫЛИ…

В ноябре 1937 года в дверь Маркизовых постучали. Как гром среди ясного неба прозвучало: Ардан Маркизов арестован по подозрению в проведении контрреволюционной шпионско-диверсионной работы. Геле было всего восемь, она не понимала ничего из сказанного, но точно знала — ее отец невиновен.

Вместе с матерью писала письмо Сталину, потому что верила: он-то разберется в этом страшном недоразумении. Ответа сверху семья так и не получила.

Спустя несколько месяцев Геля мельком увидела отца — недалеко от их дома располагалось здание НКВД, куда привезли заключенных. Всего секунда — и родное лицо, промелькнувшее в толпе… В июне 1938 года Ардана расстреляли.

Позже арестовали и мать. А когда отпустили, сослали вместе с Гелей и сыном Владленом в Казахскую ССР. Среди перевозимых вещей лежали патефон и часы, подаренные Сталиным, — робкая надежда на то, что все еще может наладиться.

В ссылке мать стала работать детским врачом в больнице. В одну из ночных смен ее обнаружили на полу мертвой. Дети остались сиротами. Доминика Маркизова словно предчувствовала скорую гибель и заранее похлопотала о том, чтобы Гелю с братом отправили в Москву к родственникам. Их в 1941 году усыновили тетя с мужем, дав свою фамилию.

Когда Геля пришла в новую школу, первое, что она увидела в холле, — огромный плакат со Сталиным, держащим на руках улыбающуюся буряточку. Неужели это она?.. В школе начали шушукаться: детвора узнала знаменитую девочку. Правда, докучливые разговоры вскоре закончились, потому что Маркизову просто стерли из истории.

После ареста отца Гели дальнейшая пропаганда «счастливого советского детства» с ее лицом была невозможна. Руководство партии придумало: выдать другую девочку за Гелю — таджичку Мамлакат Нахангову, юную сборщицу хлопка. Надписи на плакатах и постаментах отныне гласили: «Сталин и Мамлакат». Про Гелю Маркизову все забыли.

Удивительно, но несмотря на все то горе, которое пришлось пережить Геле из-за знакомства с генсеком, она заплакала, узнав о его смерти. «Я почему-то подумала, что моя дочь, которой тогда было восемь месяцев, никогда его не увидит, и мне стало от этого горько».

ГОРЬКАЯ ПРАВДА

Годы шли, и все меньше людей, встречая Гелю, понимали, кто перед ними. Да и сама она изменилась. Окончила педагогический институт, стала работать по специальности, занялась изучением языков. Дважды побывала замужем: в первом браке родила дочь, во втором — сына. Всеми силами пыталась жить как все, но воспоминания из детства не давали покоя.

Когда появилась возможность, женщина добилась, чтобы ей показали дело отца. С горечью узнала она, что все бумаги сфальсифицированы, а его признательные показания написаны чужой рукой. Оказалось, что и мать умерла не своей смертью: ее убили. Своими глазами Энгельсина прочитала запрос, направленный начальником НКВД Туркестана в Москву: «Здесь находится ссыльная Маркизова, которая хранит подарки Сталина и пять портретов ее дочери с вождем. Что делать?» Жесткая приписка «Устранить» решила судьбу Гели.

Лишь в преклонном возрасте Энгельсине Ардановне захотелось рассказать свою историю, поведать, как все было на самом деле. Она собиралась сняться в документальном фильме, который готовил режиссер Анатолий Алай. Но решила: в кадре она должна выглядеть превосходно и, чтобы отдохнуть перед съемками и приобрести красивый загар, весной 2004 года отправилась в Турцию. 11 мая 75-летнюю женщину нашли в шезлонге бездыханной. Сердце не выдержало.

ДАРЬЯ БИОГРАФИЯ, Лана АБРАМОВА

Вы можете оставить отзыв или трекбек со своего сайта.

Ваш отзыв

Subscribe to RSS Feed Следите за мной на Twitter!