Федор Углов. Волшебник в белом халате

Федор Углов. Волшебник в белом халатеЕго сердце хранило множество рубцов — от боли за пациентов. Однако и в 100 лет он еще работал, был бодр и энергичен, водил машину, собирал грибы, обливался холодной водой. И всегда жил по принципу: главное — делать людям добро.

Договариваясь с Угловым о встрече, я испытывала неловкость: не утомит ли интервью столь пожилого человека? И вот сижу у его кабинета и слышу быстрые и легкие молодые шаги.

— Федор Григорьевич, вы без лифта так легко поднимаетесь на четвертый этаж?

— А зачем мне лифт? — лукаво спрашивает он и вытягивает руки вперед: видите, не дрожат. В свои 100 лет он консультировал в медицинском институте, читал без очков, помнил наизусть много стихов, которые тут же и прочитал мне…

ПАРЕНЕК ИЗ СИБИРИ

Он родился на берегах Лены, в деревне Чугуево под Иркутском. Отец — ссыльный слесарь, мать — местная крестьянка. Именно она приучила своих шестерых детей к здоровому образу жизни: не курить, не пить спиртное, не переедать, обтираться снегом и обливаться холодной водой.

В 14 лет Углов остался в семье за старшего: мать часто хворала, а отец с утра до ночи работал. Федя колол дрова, топил печь, в легком пальтишке и ветхих ботиночках на санках возил в бочке воду. Летом заготавливал сено для коровы.

Но пришло время задуматься о будущей профессии, и Федя решил: буду хирургом. Он столько раз видел, как земский врач буквально вытаскивал односельчан с того света!

В 1923 году Углов собрался в Иркутск — учиться. Отец выдал ему бесплатный билет водника (он работал на пароходе) и 30 рублей: «Больше помочь ничем не могу». А мать собрала узелок со скудным завтраком.

— Я добирался три недели, — вспоминал Федор Григорьевич. — И на лошадях, и на пароходе, и на лодке, и пешком приходилось.

НЕСКОНЧАЕМЫЕ БОЛЕЗНИ

Юноша поступил на медицинский факультет Восточно-Сибирского университета. Стипендия была шесть рублей, из них четыре с половиной уходили на питание — жиденькую похлебку, а остальное на съемную комнатку. От голода кружилась голова, но Федор вынужден был подрабатывать фельдшером. Недоедание и переутомление не прошли даром: организм не смог противостоять инфекции, и Углов заболел сыпным тифом. Целых 24 дня был без сознания на грани жизни и смерти, перенес заражение крови, тяжелейшее воспаление среднего уха… А потом его свалил брюшной тиф. Ухаживала за больным жена Верочка, с которой он учился в одной группе. Пригляделся к ней еще на первом курсе: интеллигентная, воспитанная, начитанная, а на третьем они поженились.

Чтобы поправить здоровье, супруги решили сменить климат и перевелись в Саратовский университет. Получили дипломы и вместе с маленькой дочкой Татьяной поехали работать в село Кисловку на Волге. Однако болезни по-прежнему не отступали, и Угловы перебрались в теплые края — в Абхазию. Увы, юг тоже не помог: Федор подхватил тропическую лихорадку…

Но даже в самые трудные дни он продолжал мечтать о науке. Подумав, Угловы собрали вещи и отправились в Ленинград. После интернатуры в больнице Мечникова Федор вызвался поехать в родной Киренск. Проработал там хирургом 4 года: выезжал на вызовы и ночью, и в выходные, делал самые разные операции, а Вера ему ассистировала.

В 1937 году (к тому времени у супругов родились еще две дочери, Эдита и Елена) Угловы вернулись в город на Неве. Федор Григорьевич поступил в аспирантуру, защитил кандидатскую, а потом и докторскую диссертацию. 40 лет заведовал кафедрой госпитальной хирургии Первого медицинского института, основал НИИ пульмонологии, который стал ведущим в стране.

ДЕСЯТЬ ТЫСЯЧ ОПЕРАЦИЙ

За свою жизнь Федор Углов провел около десяти тысяч операций — на сердце, легких, пищеводе, многие абсолютно уникальны.

Углов оперировал и в экстремальных условиях: в медсанбате на финском фронте, под бомбежками в госпитале блокадного Ленинграда, где был начальником хирургического отделения. «Однажды в самый разгар операции раздался сигнал воздушной тревоги. Но разве отойдешь от раненого! Мы невольно склонились над ним, закрывая операционное поле от смерча из дробленого стекла и кирпичной пыли. И тут же, через минуту, другой взрыв: комната закачалась, как корабль на волнах», — напишет он позже в своей книге «Сердце хирурга».

Академик Углов получил много званий и наград. Но, наверное, больше всего в жизни он ценил благодарность пациентов. Письма ему приходили пачками.

Как-то раз на его операции в родном Ленинградском Первом меде присутствовали ведущие хирурги со всего мира: индус, югослав, канадец, американцы, в том числе знаменитый кардиохирург Майкл Дебейки. После операции они аплодировали искусству хирурга. Его шов называли шелковым, а руки — волшебными. Дебейки позже признался, что учился у русского хирурга Углова, назвав его национальным достоянием и Гагариным от медицины.

А нам он известен не только как хирург, но и как писатель — своими книгами «Человек среди людей», «Сердце хирурга», «Человеку мало века», «Советы 100-летнего хирурга» и другими работами.

ЧТОБЫ ТЕЛО И ДУША БЫЛИ МОЛОДЫ

Федор Углов ушел на 104-м году жизни. Что помогало ему всю жизнь держаться в форме, победить болезни, много работать?

Дома у Федора Григорьевича был турник, гимнастические кольца. В молодости он занимался французской борьбой и даже выступал в поединках для публики. Всю жизнь обливался ледяной водой. Незыблемое правило в питании — заканчивать трапезу слегка голодным, а из-за обеденного стола переходить за рабочий, а не на диван. Углов был врагом табака и алкоголя и до последних дней жизни возглавлял Общество трезвости.

А еще он считал, что долголетие ему дарит семья. Углов был женат дважды, и оба раза счастливо. С первой супругой, Верой Михайловной, они расстались после войны, и этот разрыв Федор Григорьевич тяжело переживал. Со второй, Эмилией Викторовной, тоже медиком, он познакомился в санатории в Ессентуках. Ей было 28, ему — 60. Но выглядел он на 40, и разницы в возрасте оба не чувствовали… Когда в семье родился сын, Углову исполнилось уже 66 лет. Он был прекрасным отцом: несмотря на занятость, приезжал из Ленинграда на дачу в Комарово искупать маленького Гришеньку…

Федор Григорьевич был отцом пятерых детей, дедом восьми внуков, у него было девять правнуков и два праправнука. В роду Угловых есть медики, музыканты, технари. Внук Михаил Сильников тоже академик, лауреат Государственной премии. Сын Григорий окончил консерваторию, стал дирижером.

Мне посчастливилось как-то побывать на их семейной даче в Комарово. Здесь Федор Григорьевич гулял с супругой по берегу Финского залива, собирал грибы, а потом солил их. Сам лепил пельмени, а Эмилия Викторовна угощала гостей вкуснейшими пирогами. Углов даже показал «легендарное» ведро, из которого он каждый день обливался на улице летом и зимой. Работал в огороде, катался на лыжах. И до последних дней вместе с Эмилией Викторовной работал над дополнением своих книг.

***

…Он искренне не понимал, зачем люди пьют «для веселья».

— Нам в семье и так весело. Собираемся за столом, музицируем, поем романсы, читаем стихи, — и чистым голосом проникновенно спел романс о любви…

ДАРЬЯ БИОГРАФИЯ, Татьяна ЗАЗОРИНА

Вы можете оставить отзыв или трекбек со своего сайта.

Ваш отзыв

Subscribe to RSS Feed Следите за мной на Twitter!