«Экипаж». Наш ответ Голливуду

ЭКИПАЖ. Наш ответ Голливуду19 мая 1980 года на экраны вышел первый отечественный фильм-катастрофа «Экипаж». Такого советские зрители еще не видели…

Во всем мире любители кино с замиранием сердца смотрели «Аэропорт» по нашумевшему роману Артура Хейли, «Челюсти» и другие фильмы с яркими спецэффектами. Но Госкино подобные кинокартины принципиально не закупало. Некоторые киноленты попадали в Советский Союз окольными путями, однако показывали их только на закрытых просмотрах. В числе избранных, побывавших на таких показах, оказался и режиссер Александр Митта.

«ИНЖЕНЕРНЫЙ ПРОЕКТ»

— Я всегда мечтал снять зрелищное кино со множеством спецэффектов, — рассказывает Митта, — хотелось настоящий «инженерный проект» соорудить.

После обсуждений было решено остановиться на популярном в то время за границей сюжете — авиакатастрофе. Сценарий написали быстро, в Госкино утвердили без задержек, но название («Запас прочности») посчитали не кассовым. Уже в процессе работы над лентой режиссер придумал другое — «Экипаж».

Поначалу история больше походила на сказку: уж слишком фантастическими были ситуации, из которых героям удавалось выбраться. Но в создании картины принимал участие «Аэрофлот» (предоставлял самолеты, технику, консультантов), и спонсоры выдвинули свои условия: показать преимущества отечественных самолетов ТУ-154 и коллективный подвиг советских летчиков. Поэтому в фильме наш самолет летит на помощь в несуществующий поселок нефтяников Бидри в какой-то восточной стране, где произошло землетрясение, и спасает советских специалистов. В последний момент, среди огня, уже на взлете, на фюзеляж падает осветительная вышка, однако героям удается дотянуть самолет до Москвы.

ПО ТУ СТОРОНУ ЭКРАНА

Работа над фильмом была трудной и затянулась на долгие три года. По признанию режиссера, «происходили совершенно жуткие вещи, настоящие катастрофы, хуже которых не придумаешь». Так, чтобы снять сцену взрыва самолета, «Аэрофлот» предоставил списанный ТУ-144. Прямо на кладбище самолетов вокруг него построили декорации, привезли керосин. Но из-за случайной искры все взлетело на воздух еще до начала съемок. Приехавший Митта застал только догорающие останки макетов.

С подбором артистов тоже не все шло гладко. Командира экипажа режиссер предложил сыграть Алексею Петренко, но тот отказался сразу, сказав, что не сможет сниматься «в железе». Тогда на роль Тимченко позвали Георгия Жженова, и он идеально вписался в образ.

Роль второго пилота режиссер хотел отдать Николаю Караченцову, но тот предупредил, что сможет уделять съемкам не больше одного-двух дней в неделю — слишком занят. Так роль Ненарокова перешла Анатолию Васильеву.

В роли стюардессы Тамары режиссер видел только Елену Проклову, которая еще девочкой снималась в его фильме «Звонят, откройте дверь». Однако та сослалась на занятость в театре, а может, прочитав сценарий, просто побоялась сняться в постельной сцене. Актриса на эту роль нашлась случайно. В коридоре киностудии Митта увидел плачущую девушку, чем-то похожую на Проклову. Оказалось, что студентка театрального училища Александра Иванес (как выяснилось позже, уже отчисленная) не прошла пробы в другую картину.

С ролью Александра справлялась отлично, а вот характер имела непростой: истерики на ровном месте, невыполнение обещаний доводили директора картины до белого каления. Когда фильм был уже готов, актриса решила взять творческий псевдоним «Яковлева» и заставила переделать титры в уже смонтированной картине. Никто и подумать не мог, что в будущем столь легкомысленная особа станет крупным руководителем и политиком.

Из всех актеров, которых изначально намечал Митта, один лишь Олег Даль согласился сыграть бортинженера Скворцова. Сняли несколько эпизодов с ним — и вдруг оказалось, что артист не может продолжать работу из-за болезни. На «Мосфильме» разразился скандал: время потеряно, деньги потрачены. Даля даже решили «наказать» — не снимать на «Мосфильме». Место актера в фильме занял Леонид Филатов. Съемки в «Экипаже» буквально перевернули его карьеру. Зрители и режиссеры увидели в нем героя-любовника, хотя все, кто знал актера лично, считают, что по характеру он совсем не походил на ловеласа Игоря. В знаменитой постельной сцене в «холостяцкой берлоге» актер даже отказался снимать джинсы, обнажив только торс. Зато будущая звезда Александра Яковлева сбросила одежду без долгих уговоров. Засмотревшийся на нее осветитель свалился с лесов — к счастью, не пострадал. А вот материал, отснятый в павильоне ночью, пострадал изрядно. Уже утром проявщицы доложили начальству, что «Митта снимает оргии». С большим трудом режиссеру удалось сохранить в ленте пятую часть отснятой «эротики». Но и этого хватило, чтобы наложить на фильм возрастное ограничение: дети до 16 в кинозал не допускались.

ВЕЛИКИЕ КОМБИНАТОРЫ

Многое в фильме снято методом комбинированных съемок. На «Мосфильме» существовал такой цех, но после сказочника Птушко он практически не использовался, специалистов не стало. Митта привлек к работе «комбинаторов» выпускника ВГИКа Виктора Доценко, обладающего пробивным характером. Тот много сделал для фильма, даже добыл спускаемую капсулу космического корабля. Правда, позже режиссер говорил, что Доценко преувеличивает собственную роль в создании картины. А Доценко, в свою очередь, обижен тем, что его имени нет в титрах.

Создателям картины пришлось проявить изобретательность. Зрители и не подозревают, что, «вылезая» за борт самолета, Анатолий Васильев, обмотанный всевозможным тряпьем, чуть не терял сознание от жары, а вовсе не от холода — на актера направляли струю из тепловой пушки.

В эпизоде пожара в Бидри горит не настоящее здание, а очень реалистичный макет Омского нефтеперерабатывающего завода.

К моменту съемок в стране еще не было ни одного списанного ТУ-154, поэтому для самых эффектных кадров использовались мини-модели самолета. Всего было задействовано шесть моделей, самая большая — 1,5 метра длиной. Но отвалившийся при посадке хвост — самый настоящий, от случайно сгоревшего в Новосибирском аэропорту самолета.

Трагические события, разворачивающиеся на борту, тоже снимали не в павильоне, а в реальном ТУ-154. Несколькими годами ранее в его салоне пассажир по неосторожности разлил ртуть. Самолет очистили от опасного вещества и списали — на всякий случай. Он должен был стать тренажером, но перед этим, по просьбе Митты, послужил киноискусству.

Первый советский фильм-катастрофа принес несколько кинопремий своим создателям, его оценили даже голливудские мэтры. Принес он славу и актерам. Правда, Ирина Акулова, блестяще сыгравшая жену Ненарокова — редкостную стерву, — не раз потом слышала от зрителей упреки в адрес своей героини. Актриса даже считает, что это навредило ее дальнейшей кинокарьере.

КСТАТИ

Концовка у фильма изначально была другая: отстраненный от полетов герой Жженова умирал. Но в Госкино режиссеру намекнули, что Брежневу это может не понравиться. «Что вы мне показываете, как старики умирают, на что намекаете?» — высказался генсек по поводу одного нового фильма, и картина легла на полку. Скрепя сердце, Митта переснял финальные сцены.

ДАРЬЯ БИОГРАФИЯ, Татьяна ОСИПЦОВА

Вы можете оставить отзыв или трекбек со своего сайта.

Ваш отзыв

Subscribe to RSS Feed Следите за мной на Twitter!