Айседора Дункан. Проклятие танцовщицы

Айседора Дункан. Проклятие танцовщицыУ Айседоры с детства было ощущение, что в ее жизни все предначертано. Она предчувствовала свою мировую славу и знала: за признание и талант ей придется заплатить страшную цену.

Судьба словно наказывала ее за успех, отбирая самых дорогих людей. Айседора много раз любила и готова была отдать всю себя, но избранники, как правило, бросали ее. Ей пришлось пережить самое страшное для любой матери — смерть собственных детей. Последней насмешкой судьбы стала нелепая гибель самой танцовщицы.

ДОЧЬ ТЕРПСИХОРЫ

В детстве она любила танцевать на берегу моря; позже Айседора рассказывала, что необычному стилю ее научили волны и ветер. Она танцевала босая — просто потому, что в семье не было денег на балетные туфли. Эта привычка осталась с ней на всю жизнь, став одной из «изюминок» ее образа.

Младшую дочь семейства Дункан окружающие считали немного странной, не от мира сего. Учителя часто жаловались, что девочка витает в облаках, вместо того чтобы думать об уроках. Ее мать только отмахивалась: она осталась одна с четырьмя детьми, ей было не до причуд дочери. Сыта, здорова — и хорошо. В 13 лет Айседора без сожаления бросила школу и присоединилась к гастролирующей труппе. Она хотела заниматься только танцами, и никто не мог ее остановить.

…Через несколько лет в Чикаго появилась необычная танцовщица, которая стала главной сенсацией сезона. Она выступала в короткой тунике, надетой практически на голое тело, без привычного в те времена гимнастического трико. Ее танцевальная манера была уникальной и ни на что не похожей. Сама «босоножка» называла себя наследницей древнегреческих традиций.

УЖАСНОЕ ПРОРОЧЕСТВО

Эротизм ее танцев воспламенял мужские сердца, у Айседоры появились толпы пылких поклонников. Тем не менее до 25 лет она оставалась девственницей: считала, что истинная служительница муз должна хранить целомудрие и не растрачивать себя на плотские наслаждения. Правда, ее сердце не всегда подчинялось разуму: еще в Чикаго Айседора впервые влюбилась в 45-летнего художника польского происхождения Ивана Мироцкого. Он трогательно ухаживал за ней, предложил руку и сердце. А потом девушка узнала, что в Польше у него осталась законная супруга…

Залечивать душевные раны Айседора уехала в Европу, где ее выступления произвели настоящий фурор. В Париже, городе любви, она встретила того, кто пробудил ее чувственность. Оскар Бережи, с которым Айседора познакомилась на гастролях в Будапеште, был никому не известным актером, но Дункан видела в нем благородного рыцаря, непризнанного гения. Однако Оскар, которому быстро надоело быть тенью «божественной Айседоры», оставил ее.

Вскоре танцовщица встретила новую любовь — режиссера Гордона Крэга. Они не просто встречались, а жили вместе. Через год Айседора родила дочь. Материнство преобразило ее настолько, что она была готова оставить карьеру ради семьи. Но счастье длилось недолго. Крэг, который так и не стал официально мужем Айседоры, вернулся к своей бывшей любовнице.

Айседора, погрузившаяся в пучины мрака и депрессии, отправилась к известному прорицателю. То, что она узнала, отнюдь не облегчило ее состояния. Хиромант сказал, что ее ждут всемирная слава и успех, но ей предстоит потерять двух самых любимых людей.

ПРЕДСКАЗАНИЕ СБЫВАЕТСЯ

Утешение можно было найти только в работе, и Айседора вновь окунулась в мир танца. Она постоянно придумывала что-то новое и неизменно вызывала восторг у самой искушенной публики. Миллионеру Пэрису Юджину Зингеру, наследнику огромной империи по производству швейных машин, пришлось потратить немало сил, чтобы покорить ее сердце. Он дарил Айседоре меха и бриллианты, ежедневно присылал роскошные букеты. Весь мир он готов был бросить к ее ногам.

Зингер и Дункан прожили вместе несколько лет, у них родился сын -очаровательный мальчик, в котором оба души не чаяли. Но семейная жизнь снова не сложилась. Зингер изнывал от ревности: он хотел запереть Айседору дома, чтобы она принадлежала ему одному, а Дункан не могла жить без сцены. И хотя чувства еще не остыли, пара рассталась.

Айседора отправилась на гастроли в Россию. Всю дорогу ее мучили самые мрачные предчувствия, она постоянно вспоминала предсказание хироманта. Однажды по дороге с очередного концерта ее посетило видение: два детских гробика в снегу. Сердце охватил леденящий ужас. Она поспешила в Париж, где остались дети и жил Зингер. Айседора решила помириться с ним в надежде, что у них будет полноценная семья. Но все ее надежды рухнули в один миг.

Отправив детей с няней на автомобильную прогулку, Айседора ждала возлюбленного для серьезного разговора. Он вбежал в комнату со страшным известием: машина, в которой ехали дети, упала с моста в Сену. Дверцы в воде заклинило, выбраться не удалось никому.

РОКОВОЙ ШАРФ

Айседора слегла в горячке. Она не хотела жить, силы постепенно покидали ее. Врачи отправили безутешную мать на курорт и прописали полный покой.

Добившись успеха на сцене, Айседора Дункан так и не обрела настоящего женского счастья.

Она была безразлична ко всему, с утра до вечера оплакивая погибших малышей. Однажды она брела по пляжу и увидела невдалеке две детские фигурки. Это были они, ее дети! Они шли среди волн, и Айседора бросилась к ним. Обезумевшая женщина наверняка утонула бы, если бы ее не вытащил проходивший мимо молодой итальянский офицер. «Спасите меня, спасите мой рассудок, подарите мне ребенка!» -прошептала Айседора… Он стал ее любовником, и танцовщица снова забеременела. Но последовала новая трагедия: мальчик умер всего через несколько часов после появления на свет.

После этого Айседора поняла, что ей не суждено быть счастливой, что ее удел — одиночество. Отныне работа — единственное, что удерживает ее в этой жизни. В сценическом образе танцовщицы появилась новая деталь — длинный красный шарф, выделявшийся на фоне белой туники, как кровавая рана. Он и символизировал незаживающую рану — в ее сердце.

Айседора Дункан пережила еще один яркий роман — с русским поэтом Сергеем Есениным. Он был на 18 лет моложе, они говорили на разных языках, но устоять перед его напором и обаянием она не смогла. Ей было безразлично мнение окружающих: влюбленная, как девчонка, Айседора расцвела, ей снова захотелось жить… Но Есенин не вписался в европейское общество. Пока они жили в России, отношения складывались прекрасно, но за границей он не смог писать, начал пить, а больше всего его раздражало, что здесь никто не знал поэта Есенина. Его называли «мужем Айседоры»! Есенин бросил все и уехал на родину. А спустя два года пришло известие о его самоубийстве.

Ощущение нависшего рока, не отпускавшее Айседору уже много лет, нахлынуло с утроенной силой. Она во всем видела предзнаменования скорой смерти и ждала ее. В свой последний вечер, садясь в автомобиль после концерта, она крикнула поклонникам: «Прощайте, друзья! Я иду к славе». Конец ее длинного красного шарфа, как всегда, обвивавшего шею, оказался на земле и, когда машина тронулась, попал в ось заднего колеса. Резкий толчок затянул петлю на шее Айседоры. Шофер остановился, машину обступили поклонники, но спасти легендарную танцовщицу было уже невозможно.

ДАРЬЯ БИОГРАФИЯ, Наталья СЕРДЦЕВА

Вы можете оставить отзыв или трекбек со своего сайта.

Ваш отзыв

Subscribe to RSS Feed Следите за мной на Twitter!