Аркадий Гайдар. Несостоявшийся генерал

Аркадий Гайдар. Несостоявшийся генералПовесть «Тимур и его команда» когда-то стала причиной возникновения многомиллионного движения «тимуровцев». Тем не менее после ее публикации Гайдар едва не отправился в лагеря.

В советских учебниках о Гайдаре писали одно и то же: красный командир, детский писатель, герой Великой Отечественной войны. Однако его жизнь была куда извилистей, нежели официальная справка.

ХОЧУ НА ВОЙНУ!

Когда чиновника Петра Голикова забрали на войну с германцами, его 10-летний сын тяжело переживал разлуку. Спустя месяц Аркаша тайком сел на поезд и поехал на фронт. Уже утром сорванца обнаружили обходчики и отправили домой. Дома были слезы, вздохи и причитания, и Наталья Голикова решила отправить сына в Арзамасское реальное училище. Его наставником стал талантливый педагог Николай Соколов. Именно он привил Аркаше привычку развивать память: «Учите каждый день стихи или отрывки прозаического текста. Или иностранный язык. Потраченное время с лихвой вернется к вам». Память у Голикова стала феноменальной, он без труда запоминал карты, имена сотен солдат и часами мог цитировать свои повести. «Я нахожу, что у вас есть литературные способности», — сказал ему однажды Соколов после прочтения его сочинения о дружбе. А дружбу Аркаша ценить умел.

В 8-летнем возрасте вместе с приятелями Колькой и Коськой он пошел на речку Тешу. Лед только встал, но пацанам не терпелось покататься на коньках. Вдруг раздался вопль Кольки: мальчик провалился под лед. Голиков бросился к товарищу, но тоже оказался в воде. Собрал все силы, схватил друга за одежду и вытащил на мелководье…

Февральскую, а затем и Октябрьскую революцию Аркадий встретил восторженно. Он ходил на всевозможные собрания, но наибольший интерес у него вызвал комитет большевиков.

Его заметили, стали привлекать к работе, и 14-летний Аркаша подал заявление на вступление в партию. Прошение удовлетворили.

Однажды Аркадий увидел возле эшелона танцующего в кругу солдат подростка. Подошел — разговорились. Пашка-Цыганок, так звали пацана, объяснил, что в красноармейцы его взяли как сына полка. Аркадий тут же заинтересовался: «А меня возьмут?!» Осмотрев добровольца, командир уже хотел дать добро, но вспомнил, что не знает его возраст. «Четырнадцать?! — удивился он. — Я думал, тебе шестнадцать. Подрасти еще немного».

Вскоре мать узнала об этом случае. Как раз в то время в Арзамасе формировался новый батальон, командиром которого был ее знакомый — Ефим Ефимов. Наталья упросила его, чтобы тот взял к себе Аркашу адъютантом.

ПОХОРОННЫЙ МАРШ ДЛЯ ВЫПУСКНИКОВ

Через месяц Ефимова назначили командующим войсками по охране железных дорог. С собой в Москву он взял и смышленого адъютанта. Там 15-летнего мальчишку поставили начальником связи штаба охраны ж/д путей, а Ефимов брал его на совещания с командующими, где тот тараторил цифры и наименования.

При таких задатках Голикову была обеспечена штабная карьера, но юноша рвался на фронт. И Ефимов решил отпустить Аркадия. Правда, не на фронт, а на командные курсы Красной армии, куда брали людей с опытом и с 18 лет. Однако Ефимов решил и эту проблему.

Курсы переехали в Киев, 180 человек за полгода обязаны были пройти 2-летнюю программу пехотного училища. Нагрузка была колоссальной, к тому же курсантов бросали в прорывы обороны. В итоге всем досрочно присвоили звания командиров. На выпуск приехал сам Фрунзе и вместо поздравлений честно предупредил: «Многие из вас не вернутся из грядущих сражений». После чего оркестр исполнил похоронный марш.

Почти сразу после выпуска их бросили в бой, где погиб командир роты. Вчерашние мальчишки растерялись, но Аркадий перехватил инициативу: «Вперед — за нашего Яшку!» Враг был отброшен. А на следующем привале курсанты выбрали его новым командиром роты.

За отличные боевые и командные навыки комбат отправил 16-летнего Голикова в Москву в школу командиров «Выстрел». Рабоче-крестьянская Красная армия не имела званий, но и окончив «Выстрел», 17-летний Голиков, по сути, стал полковником. Сразу после выпуска ему поручили командование резервным полком в 4 тысячи штыков в Воронежской области.

В апреле 1921 года Аркадия отправили под Тамбов усмирять восстание Антонова. Последний боролся за крестьян, которых большевики притесняли поборами и продразверсткой. Под штык Антонов мог поставить до 50 тысяч и все же проиграл.

Правда, Голиков тогда чуть не погиб. В бою взрыв контузил и выбил его из седла, а осколки посекли ногу. Хуже всего, что он упал на спину и повредил позвоночник. Впоследствии это ранение станет причиной заболевания травматическим неврозом.

В качестве поощрения за службу командарм Тухачевский отправил Аркадия на учебу в Академию Генштаба. Но красным генералом Голиков так и не стал.

ПО ЛЕЗВИЮ БРИТВЫ

В 1920 году в Хакасии вспыхнул антисоветский мятеж. Туда и был направлен специалист по борьбе с мятежниками Аркадий Голиков. Мучимый жуткими головными болями, он много пил и, бывало, творил беззаконие в отношении местного населения. Хотя по сравнению с «коллегами» действовал умеренно. Тем не менее в июне 1922 года ОГПУ завело в отношении него дело, грозившее расстрелом.

И все же суд Аркадия оправдал. Из Хакасии его убрали, а в Академию Генштаба не взяли по состоянию здоровья. По той же причине в 1924 году Голикова комиссовали.

Для человека, не знавшего ничего, кроме войны, это была трагедия. Поначалу он заглушал ее алкоголем, а потом стал писать. Его рассказ «Угловой дом», напечатанный под псевдонимом Гайдар, получился неплохим.

О своем псевдониме писатель не давал четких пояснений. Есть версия, что Гайдар — аббревиатура фразы «Голиков Аркадий из Арзамаса», ведь Аркадий в детстве изучал французский язык («Г» — первая буква фамилии; «АЙ» — первая и последняя буквы имени; «Д» — по-французски — «из»; «АР» -первые буквы названия родного города).

Несмотря на то, что в СССР повести и рассказы Гайдара стали известными, сам он долгое время был практически бомжом — колесил по стране, не имея своего угла. А пристрастие к выпивке и непростой характер разрушили его второй брак. Только в 1938 году Союз писателей выхлопотал ему комнату в коммуналке в Москве. Жалкие гонорары едва позволяли сводить концы с концами. Впрочем, были вещи и похуже. Так, его рассказ «Голубая чашка» вызвал гнев наркома просвещения Надежды Крупской. После публикации в «Пионерской правде» «Судьбы барабанщика» вышел циркуляр о запрете повести, а все книги Гайдара были изъяты из библиотек и уничтожены.

Спасло чудо. От куда-то всплыл старый список писателей, представленных к наградам. Сталин подписал его, и Гайдар получил орден «Знак почета». Арестовывать орденоносца НКВД не решился.

А в 1940 году, после выхода «Тимура и его команды», над ним вновь сгустились тучи. Мол, своей выдумкой подменяешь пионерское движение! Скандал докатился до Сталина, тот прочел повесть, и она ему понравилась. Гайдар опять стал востребованным советским писателем, а по его произведению даже сняли фильм.

Когда началась Великая Отечественная война, Аркадий Петрович сразу попросился на фронт. Однако по состоянию здоровья его не взяли, и тогда он поехал на войну корреспондентом от «Комсомольской правды». Под Киевом угодил в окружение.

Писателю предложили место в самолете до Москвы, но он отказался. Гайдар мечтал собрать из окруженцев партизанский отряд и продолжить борьбу. Не вышло… 26 октября 1941 года Аркадий Гайдар был убит фашистами возле села Лепляево Черкасской области. Ему было всего 37 лет.

ДАРЬЯ БИОГРАФИЯ, Глеб ЧЕРКАСОВ

Вы можете оставить отзыв или трекбек со своего сайта.

Ваш отзыв

Subscribe to RSS Feed Следите за мной на Twitter!