Апостол Фома. «Близнец» Иуды

Среди учеников Христа был тот, кто во всем соглашался с ним, всячески доказывал свою верность, а потом предал. Другой же постоянно сомневался в словах учителя — но в итоге поверил так крепко, что принял за него смерть. Их обоих звали Иуда, но второй вошел в историю под именем Фомы.

Прозвище Фома на древнееврейском означает «близнец», как и греческое Дидим — так тоже называли апостола. Его настоящее имя, Иуда, или «хвала Господу», было (и осталось) популярным у евреев. Среди учеников Христа его, кроме Фомы, носили еще двое — знаменитый предатель и некий Иуда Фаддей, брат другого апостола, Иакова. Их отец Алфей был, по легенде, братом Иосифа — мужа Богородицы и приемного отца Иисуса. В больших еврейских семьях двоюродные братья не слишком отличались от родных. Возможно, поэтому Матфей — по одной из версий, тоже сын Алфея, — писал в своем Евангелии о «братьях Иисуса» Иакове, Иуде и других. Может быть, Иуда Алфеев и Фома — один человек, который заменил свое имя прозвищем, чтобы его не путали с презренным Иудой Искариотом?

«Близнецом» его могли звать из-за того, что он был одного возраста со сводным братом. Правда, богослов Никифор Каллист дал другое объяснение: у него срослись два пальца на правой руке — те самые, что он позже вложил в рану Господа. Есть мнение, что он был не племянником Иосифа, а его сыном от первого брака. Занимался, как и все члены семьи, плотницким ремеслом, а после смерти отца не захотел отдавать сводному брату Иисусу его долю наследства. Потом раскаялся и вслед за Иаковом вступил в маленькую общину апостолов — «посланников» нового пророка. Альтернативная версия утверждает, что Фома происходил из галилейского города Пенеада и ловил рыбу вместе с Симоном-Петром и Иоанном, когда впервые встретил Христа. К тому времени ему было уже около тридцати. Возможно, у него была семья, но, может, и нет — этому не способствовал сложный характер, да и богатым он, как большинство апостолов, отнюдь не был.

Если другие евангелисты лишь упоминают имя Фомы, то Иоанн Богослов пишет о нем много и красочно. Когда Христос шел воскрешать Лазаря, его хотели арестовать, и апостолы в один голос уговаривали его остаться дома. Только Фома воскликнул: «Пойдем и мы умрем с Ним!» Этот эпизод показывает его горячность, другие же говорят об упрямстве и склонности к сомнению. В том же Евангелии от Иоанна говорится, что, когда Иисус обещал ученикам взять их к себе в Царствие небесное, Фома усомнился: «Господи! не знаем, куда идешь; и как можем знать путь?» На это Христос ответил знаменитыми словами: «Я есмь путь и истина и жизнь» -впервые разъяснив суть Божественной Троицы. Несмотря на это, Фома продолжал сомневаться; не поверил даже в Воскресение Христа, заявляя, что должен увидеть воскресшего своими глазами. Христос уже являлся своим ученикам, но Фомы среди них не было. Похоже, он, как и другие апостолы (кроме Иоанна. — Прим. ред.), бежал из Иерусалима после ареста учителя и вернулся только через неделю после Воскресения, явившись в дом Марии Магдалины. Тут-то и случилось знаменитое «уверение Фомы», описанное в Евангелии от Иоанна так: «Пришел Иисус, когда двери были заперты, стал посреди них и сказал: мир вам! Потом говорит Фоме: подай перст твой сюда и посмотри руки Мои; подай руку твою и вложи в ребра Мои; и не будь неверующим, но верующим. Фома сказал Ему в ответ: Господь мой и Бог мой! Иисус говорит ему: ты поверил, потому что увидел Меня; блаженны не видевшие и уверовавшие». Слова Фомы говорят, что прежде он не верил до конца в божественность Христа, но отныне поверил раз и навсегда. Осталось неясно, в самом ли деле Фома ощупал рану между ребер учителя, нанесенную копьем римского сотника Лонгина. Или одного вида этой зияющей, смертельной раны хватило, чтобы он отрекся от своих сомнений?

Когда все апостолы отправились проповедовать на Запад, ФОМА УСТРЕМИЛСЯ В ДРУГУЮ СТОРОНУ, НА ВОСТОК

После этой сцены, запечатленной на картинах Караваджо, Рембрандта, Рубенса и многих других, Фома Близнец исчезает со страниц Священного Писания. Может быть, потому, что, когда все апостолы отправились проповедовать учение Христа на Запад, он упрямо устремился в другую сторону, на Восток? Об этом говорят «Деяния Фомы», написанные во II веке и отмеченные влиянием гностицизма — мистического учения, долго спорившего с христианством и в конце концов подавленного силой. Гностиками сочинены от имени апостола и другие тексты, например «Евангелие от Фомы», найденное в 1945 году в египетском городе Наг-Хаммади. Там сказано, что Иисус продиктовал «тайные слова» Иуде Фоме как ближайшему из учеников, в буквальном смысле своему «близнецу». Многие из этих «слов» очень похожи на слова Христа из канонических текстов, другие противоречат им и, возможно, добавлены позже. Некоторые теологи думают, что это Евангелие, дошедшее до нас в коптском переводе, восходит к подлинным записям апостола, сделанным до его ухода в странствия. Другие считают его гностическим «вбросом», приписанным Фоме из-за его репутации «неверующего». Известно, что дальнейшая жизнь Близнеца после Воскресения его учителя прошла в странствиях. Говорят о его пребывании в Персии, Эфиопии, даже в Китае. Но прежде всего с ним связана далекая Индия, куда он будто бы принес христианство и где до сих пор стоит возведенная им церковь. Многие сомневаются в этом, считая, что на самом деле индийцев крестил в 345 году купец Фома Канский. Но незадолго до этой даты такие прославленные отцы Церкви, как Григорий Богослов и Амвросий Медиоланский, упоминали о пребывании в Индии апостола Фомы. Считалось, что апостолы, собираясь по завету Учителя нести христианство «во все пределы мира», разделили между собой знакомые им земли. Фома, стремясь искупить свое прежнее неверие, выбрал самый далекий и опасный удел — загадочную Индию, о которой со времен походов Александра Македонского ходили легенды. В то время туда по Великому шелковому пути ходили караваны купцов. Один из них, некий Хаббан, доставил отважного проповедника в Таксилу, город на территории современного Пенджаба, где правил царь Гундофар.

Этого царя тоже считали легендой, пока в XIX веке археологи не нашли монеты с его именем. Гундофар, или Гундафарна, был одним из индо-парфянских царей на территории современных Афганистана, Пакистана и Северной Индии, правившим около 45 года нашей эры, — как раз тогда Фома мог оказаться при его дворе. «Деяния Фомы» рассказывают, что царь собирался строить новый дворец, и апостол нанялся к нему на службу не как простой плотник — он назвался архитектором. Получив крупную сумму на расходы, он все раздал бедным, не потратив на дворец ни одной монеты. Когда через год здание не выросло ни на вершок, царь приказал арестовать обманщика и живьем содрать с него кожу. В ту же ночь Гундофару явился во сне его только что умерший брат Гад, рассказавший, что видел на небесах роскошный дворец, который выстроил для царя мастер Фома. Это вряд ли подействовало бы на грозного царя, но наутро брат воскрес и попросил помиловать чужеземца. Гундофар не только выполнил просьбу, но и обратился в христианство со всей своей семьей и народом.

Далее житие апостола рассказывает еще более удивительную историю. После кончины Богородицы все ученики Иисуса были чудесным образом перенесены в Иерусалим, чтобы поучаствовать в ее погребении. Только Фома опоздал на три дня -ему снова предстояло доказать истинность христианской веры. Он так горевал, что не успел проститься с Марией, что для него открыли гробницу, но тела там не нашли. Так обнаружилось, что Богоматерь, подобно своему божественному сыну, взята на небеса. После этого апостол вернулся в Индию, где продолжал проповедовать. С севера страны он примерно в 52 году отплыл на юг, в процветающий порт Музирис на Малабарском берегу. Там были поселения еврейских купцов — они и стали его первыми учениками, позже подтянулись местные уроженцы. Фома построил храмы в семи городах побережья, а потом обогнул мыс Коморин и перебрался на восточный Коромандельский берег. В городе Мелипур (Малаи-пурам) он совершил множество чудес — например, одной рукой отодвинул с дороги упавшее дерево, которое не могли сдвинуть даже слоны. В другой раз он оживил сына жреца, которого убил родной отец, чтобы обвинить в этом Фому. Воскресший юноша открыл правду, жреца казнили, а свидетели чуда тут же приняли крещение.

Потом апостол отправился в город Каламин, которым правил царь Муздий. Одними из первых на проповедь Фомы, как прежде Иисуса, откликнулись женщины, включая жен царского министра и самого царя. Решив отныне вести благочестивую жизнь, они отказались от секса с неверными мужьями, чем, конечно, вызвали гнев последних. Они быстро узнали, кто смутьян, бросили Фому в темницу и подвергли пыткам, которые не принесли ему никакого вреда. Его пытались заставить поклониться идолу бога солнца Сурьи, но едва апостол приблизился к статуе, как она рассыпалась. Тогда Муздий велел пяти воинам отвести Фому на гору возле города и там убить. Сын царя Азан и советник Сифор пытались уговорить Муздия помиловать святого, но тот был непреклонен. Тогда Фома последний раз помолился, помазал Азана и Сифора в священники и велел им нести слово Христово вместо него. Воины отвели его на вершину горы и пронзили копьем. По преданию, святой скончался 21 декабря 68 или 72 года. Верные ученики похоронили тело Фомы в гробнице близ города.

Через несколько лет еще один сын Муздия заболел, и царь, узнав, что на могиле апостола совершаются исцеления, захотел вылечить сына с помощью его мощей. Открыв гробницу, он не нашел останков — оказалось, кто-то из христиан тайно увез их на Запад. Муздий опечалился, но в ту же ночь увидел во сне Фому: тот велел ему взять с могилы землю и посыпать ей царевича, который немедленно исцелился. После этого средневековые авторы не раз упоминали индийскую гробницу Фомы, но лично увидел ее только Марко Поло в 1293 году. Он пишет: «Здешние сарацины в святого Фому верят крепко и называют его «анаиран», что значит святой человек». Итальянец узнал, что местные жители — мусульмане, индусы, христиане — по-прежнему берут землю с могилы Фомы, разводят ее в воде и дают пить больным, считая лучшим лекарством.

Марко Поло и другие авторы называли местом погребения Фомы то Мелипур, то Каламин — возможно, это разные названия одного города, вошедшего позже в состав разросшегося Ченнаи (Мадраса). В XVI веке приплывшие сюда португальцы увидели, что древнюю часть города поглотило море, но старинная церковь и расположенная рядом с ней гробница каким-то чудом остались над водой. В XX веке археологи исследовали гробницу, обнаружив, что она действительно была сооружена в то самое время, когда жил апостол Фома.

КОГДА НА ПОБЕРЕЖЬЕ ИНДИИ ОБРУШИЛОСЬ ЦУНАМИ, ОГРОМНАЯ ВОЛНА ОБОГНУЛА СОБОР АПОСТОЛА ФОМЫ

В 2004 году, когда на побережье Индии обрушилось разрушительное цунами, случилось еще одно чудо — собор, построенный на месте старой церкви и расположенный совсем рядом с берегом, не пострадал, огромная волна обогнула его. Туристам до сих пор показывают каменный столб — по преданию, когда-то сам Фома установил его, объявив, что эту границу морские волны не переступят.

Не менее чудесной оказалась судьба мощей святого, исчезнувших из гробницы в Мелипу-ре. В латинских «Чудесах апостола Фомы» говорится, что останки были перевезены из Индии в 230 году — римский император Александр Север послал за ними купца Хабина. Непонятно, правда, зачем язычник Север стал бы заботиться о христианском святом, но известно, что именно в этом столетии мощи оказались в сирийском городе Эдесса (Урфа), где для их хранения выстроили великолепный собор. Очевидцем его освящения был святой Ефрем Сирин, посвятивший Фоме торжественный гимн: «Был послан он к землям темных народов, облачить их в белые одежды крещения». Потом Эдесса оказалась в руках сарацин, позже ей завладели крестоносцы, но в 1144 году мусульмане вернули себе город, разрушив вместе с другими церквями и храм Фомы. Однако рыцари успели вывезти останки святого на остров Хиос, но и там они не нашли покоя. В 1258 году венецианцы отбили Хиос у своих вечных соперников генуэзцев. В сражении участвовали моряки из итальянского городка Ортона, которые под шумок захватили мощи Фомы и увезли их к себе. С тех пор они хранятся в местном соборе в закрытой раке, которую раз в год на храмовый праздник торжественно проносят по улицам города. При этом фаланга указательного пальца правой руки апостола — того самого, который он вкладывал в рану Иисуса, — находится в римской церкви Санта-Кроче-ин-Джерусалем-ме. Другой его палец показывают паломникам на Афоне, а правую кисть — в Венгрии, куда она попала в годы крестовых походов.

Христиане Индии до сих пор называют себя «людьми святого Фомы», считая его не просто крестителем страны, но главным из апостолов, чуть ли не заместителем самого Христа. На Западе имя Фомы тоже окружено почитанием — его памяти посвящена вторая неделя после Пасхи, названная Фоминой, его имя носят многие храмы и островное государство Сан-Томе и Принсипи. Иоанн Златоуст писал о нем: «Фома, бывший некогда слабее других апостолов в вере, сделался мужественнее, ревностнее и неутомимее всех их, так что обошел со своей проповедью почти всю землю». История «неверующего апостола» может дать нынешним маловерам — а это мы все — силы для того, чтобы обрести веру и отстаивать ее до конца.

Gala БИОГРАФИЯ, Вадим Эрлихман

Вы можете оставить отзыв или трекбек со своего сайта.

Ваш отзыв

Subscribe to RSS Feed Следите за мной на Twitter!