Антон Деникин: «Россией не торгую!»

Лежавшему в колыбели Антоше Деникину по старинному поверью принесли на выбор книжку, игрушечную сабельку, крест и рюмку, чтобы узнать, какая судьба его ожидает. Малыш тут же ухватился за саблю…

В год 100-летия революции случилось сразу два «деникинских» юбилея. 7 августа исполнилось 60 лет со дня смерти, а 4(16) декабря — 145 лет со дня рождения. Каким был этот человек, которого в старых учебниках истории называли главным врагом советской республики?

СЫН ПОЛЬКИ И КРЕПОСТНОГО

Антон родился в городке Влоцлавск Варшавской губернии, его матерью была полька Елисавета Вржесинская. Отцу — отставному майору пограничной стражи, в год рождения сына стукнуло 65 лет. Первый офицерский чин прапорщика Иван Деникин, некогда сданный в рекруты крепостной Саратовской губернии, получил в 49 лет.

Мальчик рос талантливым и бойким, уже в 4 года бегло читал, а в 9 поступил в реальное училище. Семья жила бедно, всего на 36 рублей в месяц — пенсия отставного майора и ветерана трех войн. С кончиной отца (Антоше едва исполнилось 13) стало еще труднее, и юноша решил давать платные уроки. Тогда же он начал писать стихи.

С аттестатом, где по точным и естественным наукам стояли одни пятерки, вполне можно было рассчитывать на студенческий сюртук технического вуза. Однако было два «но». Первое — в семье на жизнь студента просто не имелось средств. И второе: отец успел рассказать сыну, что есть такая профессия -Отечество защищать. Умирая, старый вояка сожалел, что не успел увидеть своего Антошку в золотых офицерских погонах.

«ВТОРОСОРТНЫЙ» ЮНКЕР

В Российской империи в конце XIX века действовали два вида военно-учебных заведений: училища сухопутных и казачьих войск, куда принимали выпускников кадетских корпусов (потомственных дворян), и военно-юнкерские пехотные училища. В них брали молодежь из разночинцев: выпускников гимназий, реальных училищ, семинарий. Этим юношам нельзя было рассчитывать на иной социальный лифт, кроме армейского. Последних муштровали только два года и выпускали подпрапорщиками в армейские части.

Сын майора Антон Деникин стал юнкером Киевского пехотного училища. Учился хорошо, но на единственную для выпускников вакансию в гвардию не попал. Причина та же: неудовлетворительное материальное положение. Офицеру гвардейского корпуса полагалось иметь должное денежное обеспечение, а мать новоиспеченного подпрапорщика после смерти мужа получала пенсию всего 20 рублей. Антон выбрал артиллерию: все же этот род войск «поинтеллектуальнее» пехоты. Служить отправили в родную Польшу, к великой радости матери.

ВОЕННЫЙ ПИСАТЕЛЬ НОЧИН

Как и классик русской литературы Александр Куприн, такой же нищий армейский офицер Антон Деникин начал писать из-за нужды: слушателю Академии Генерального штаба катастрофически не хватало денег на жизнь в Петербурге. Получал исключительно жалованье за чин и ни копейкой больше. А в военном журнале «Разведчик» все же платили гонорары. С 1898 года, когда был опубликован его первый очерк-дебют, Деникин стал постоянным автором этого журнала. Чуть позже регулярно печатал очерки из военной жизни в журнале «Варшавские дневники» — на польском языке. Начальство Академии косо смотрело на литературные опыты слушателей, поэтому Антон подписывал свои творения псевдонимом «И. Ночин».

Отчисленный после 1-го курса Академии за провал экзамена по истории военного искусства, Деникин оказался на перепутье. Возможно, окажись он в среде литераторов, как и Куприн, вышел бы в отставку и посвятил себя сочинительству. Но ему удалось вторично поступить в Академию. Окончил ее настолько успешно, что смог претендовать на зачисление в корпус офицеров Генерального штаба. А это уже прямая дорога к генеральскому чину. Так удача в военной карьере прервала начавшуюся было литературную. Точнее, отложила ее до эмиграции.

ЖЕНА В КОЛЫБЕЛИ

Скромный по доходам и по характеру Антон Иванович оставался холостяком до генеральских лампасов. Он не умел очаровывать женщин и был напрочь лишен того самого «офицерского ухарства», которым отличались блестящие гвардейцы и гусары. Свою храбрость доказывал под шрапнелью неприятеля, а не на балах и светских раутах. Кроме того, вплоть до самой смерти с ним на квартире проживала его мать. С ней он расставался всего 3 раза в жизни: на время учебы в военном училище и когда уезжал на войну — с Японией и на Первую мировую. Даже во время учебы в столичной Академии Генерального штаба мама была рядом. Но уже скончалась матушка, а его письма Ксении Васильевне, дочери хорошего приятеля, становились все длиннее и теплее…

Со своей будущей женой Антон Иванович «познакомился», когда она еще нежилась в колыбели — за 26 лет до свадьбы. Накануне крестин маленькой Ксюши подпоручик Деникин и его приятель Василий Чиж охотились. Антон Иванович метким выстрелом спас жизнь Чижу, на которого ринулся разъяренный кабан. Естественно, Василий пригласил, спасителя на крестины, где Деникин впервые и увидел свою суженую и даже покачал ее на руках. Пока нянчил малышку, она намочила его мундир. «Ну, Антон, гулять тебе на свадьбе Ксюхи! — расхохотался отец девочки. — В народе так говорят!» Оба даже подумать не могли, что на этой свадьбе он окажется в роли жениха.

Деникин стал частым гостем в доме. Он прикипел душой к Ксюше, которая росла на его глазах. Незадолго до Первой мировой войны Ксения окончила Институт благородных девиц в Варшаве, затем училась в Петрограде на курсах профессора-историка Платонова. Приехав к ней на совершеннолетие, Антон Иванович увидел, какой красавицей и умницей та стала. Он стал осторожно ухаживать за ней, и девушка вскоре поняла, что любит этого верного, надежного и понимающего человека…

Революция 1917 года смела все сословные и общественные условности. В штатском, изменив внешность, генерал Деникин бежал в Новочеркасск, где генералы Корнилов, Каледин и Алексеев начали формирование 2-й Добровольческой армии. Ксения Васильевна приехала в столицу Войска Донского раньше и ждала его там. В декабре 1917-го было совсем не свадебное время, но влюбленные поняли, что и тянуть больше нельзя. Венчались в полутемной холодной церкви, под аккомпанемент канонады…

Атаман Каледин предложил новобрачным и нескольким гостям в Атаманском дворце выпить по бокалу шампанского: Жених отмахнулся: какой банкет, если красные в 10 верстах от города? Так и прожили они с Ксенией Васильевной с неотпразднованной свадьбой.

В марте 1920-го Деникины вывезли из России крошечную дочь Марину и двух детей павшего генерала Корнилова. Антон Иванович в эмиграции как мог опекал их. Вместе с верной женой воспитывал дочь, писал книги воспоминаний — жил мирной жизнью, которой прежде ему так не хватало. Сначала во Франции, потом в США…

ВЕРЕН ПРИСЯГЕ

За месяц до отъезда, в феврале 1920 года, когда Белая армия откатывалась к Черному морю, его посетил давний сослуживец, на тот момент — генерал польской армии Кержич. Донес предложение польского правительства: Деникину перейти на службу под материнской фамилией в польскую армию и в ее составе бить большевиков. Разумеется, с генеральским окладом и почетом. И еще просили признать суверенитет Польши, как бывшей части Российской империи. Но «генерала польской армии Вржесинского» в истории не случилось. «Я Россией не торгую, — ответил он другу молодости. — И своей присягой России также».

ДАРЬЯ БИОГРАФИЯ, Александр СМИРНОВ

Вы можете оставить отзыв или трекбек со своего сайта.

Ваш отзыв

Subscribe to RSS Feed Следите за мной на Twitter!