Андрей Краско. На последнем дыхании

Пережив страшные годы без любимой работы и, наконец-то, став востребованным, он уже не мог остановиться и надорвал свое сердце…

В тот день в Одессе стояла страшная жара. Снимали сериал «Ликвидация». Краско играл Фиму-карманника, который перешел на сторону уголовного розыска. В сцене убийства его героя бывшими приятелями Андрей вдруг покачнулся и, схватившись за грудь, упал на землю. Ассистент режиссера кинулся на помощь, уверенный, что у актера сердечный приступ. Но Андрей открыл глаза и рассмеялся: «Что? Похоже сыграл?» Все вздохнули с облегчением, не подозревая, что вскоре приступ будет самым настоящим.

На следующий день Краско с гражданской женой Светланой поедет в пригород Одессы отдохнуть в небольшом отеле. Там, затянувшись сигаретой, он неожиданно схватится за грудь и упадет на пол. Елена бросится звонить в частную клинику, чтобы вызвать машину и спасти любимого, но получит равнодушный ответ: «Вы у нас не застрахованы — не поедем!» Обычная скорая приедет только через два часа. Андрея привезут в больницу, но будет уже поздно. Диагноз — сердечная недостаточность…

Сердце 48-летнего актера просто не выдержало нагрузки. Все последние годы он снимался без перерывов, за пять лет — почти в 50 картинах! Ему нужно было доказать самому себе и своему отцу — известному актеру Ивану Краско, что не зря выбрал эту профессию.

НИКОМУ НЕ НУЖЕН

Впервые Андрей вышел на сцену в четыре года. Увидев отца в спектакле, он спрыгнул у мамы с колен в зале, побежал вперед с криком: «Это мой папа!» и… сорвал аплодисменты зрителей. Уже в детстве Андрей знал многие спектакли наизусть, и вопроса о выборе жизненного пути у него не возникало. Казалось бы, какие проблемы — папа поможет, но не тут-то было. Зная, какая это сложная работа, Иван Краско сказал сыну: «Ты должен сам пробиться в профессию, а иначе там тебе делать нечего».

С первого раза в Ленинградский государственный институт театра, музыки и кинематографии Андрей поступить не смог. Однако он не унывал — устроился монтажником декораций в театр имени Комиссаржевской и отправился на гастроли. А через год все-таки прошел в заветный вуз и даже стал одним из лучших студентов. После окончания по распределению попал в Томский театр юного зрителя, потом перешел в театр Ленинского комсомола. Но тут удача отвернулась от актера. На спектакль, где Краско играл милиционера, заявилось большое начальство и осталось недовольно тем, как вольно он представил образ советского служителя закона. В итоге парня отправили в армию на два года под Архангельск — учиться дисциплине.

Когда он вернулся, его уже никто не ждал. Наступило перестроечное время, и даже лучшие актеры сидели без работы. У Андрея к тому же начались проблемы с алкоголем. Дружба с приятелями-монтажниками и бурная студенческая молодость не прошли даром. «Пили так, что рогами в землю упирались, — вспоминал актер. — В итоге я стал запойным. Если запиваю — две недели не человек. Неделю — гуляю, неделю — прихожу в себя…» Понятно, что режиссеры не горели желанием брать его на работу. В итоге Краско на долгие годы попросту «выпал» из профессии. Подался в автослесари, шоферил, шил штаны и куртки, продавал книги, ставил оградки на кладбищах… Изредка снимался в эпизодах и сильно тосковал по настоящей актерской работе.

В ВОДОВОРОТЕ СТРАСТЕЙ

Личная жизнь Андрея тоже не клеилась. Скоропалительный студенческий брак с актрисой Натальей Акимовой закончился таким же быстрым разводом. Со второй супругой, полькой Мириам, Андрей познакомился тоже в институте. Между ними вспыхнула безумная любовь. Вскоре девушка родила сына Ваню (Яна), но из армии она Краско не дождалась и уехала на родину, в Польшу. После такого предательства Андрей долго приходил в себя. А потом пустился во все тяжкие — стал менять женщин одну за другой. Очередная такая любовная история закончилась для актера клинической смертью. «Все было, как в кино, — рассказывал актер. — Моя девушка в припадке ревности схватила кухонный нож и вонзила мне в грудь. Повредила легкое и артерию. Меня чудом откачали в Институте скорой помощи, где, на мое счастье, работали хирурги, вернувшиеся с Афганистана. А то бы точно помер — много крови потерял».

Сумасшедшую ревнивицу Андрей спас от тюрьмы, заявив, что сам ударил себя ножом, но общаться с ней, конечно, перестал. Потом у актера было еще четыре гражданских брака: с Маргаритой Звонаревой, которая родила ему сына Кирилла, Еленой Тарасовой, прожившей с ним три года, Каролиной Поповой, подарившей ему дочь Алису, и Светланой Кузнецовой, ставшей его последней возлюбленной. «Я сам виноват в своих бесконечных разводах», — с грустью признавался впоследствии Краско. Он уже почти поверил в то, что ничего хорошего в его жизни уже не случится. И тут судьба, наконец-то, улыбнулась ему.

«СПАСИБО, СЫНОК!»

Друзья-сценаристы предложили Краско сыграть небольшую роль капитана Андрея Краснова в сериале «Агент национальной безопасности» вместе с Михаилом Пореченковым. Краско понял: это его последний шанс. И сумел своей яркой игрой и импровизацией сделать своего персонажа интересным, объемным. «Помню, сидим в кафе с Мишей, — рассказывал Андрей. — Вдруг подходит генерал спецслужб и доверительно так говорит: «Как же вы точно сыграли нашего обычного сотрудника!» Я не выдержал и спрашиваю: «И сколько же у вас таких раздолбаев работает?» Он: «90 процентов!»»

После этой роли предложения сниматься посыпались на Краско, как из рога изобилия. Чуть ли не все знаковые картины начала 2000-х годов выходили с его участием: «Жмурки», «9-я рота», «Турецкий гамбит», «Бандитский Петербург», «Гибель империи», «Блокпост», «Сволочи»…

«После съемок в фильме «Блокпост» ребята из подразделения «Альфа» подарили мне краповый берет, — вспоминал актер. — Решили, что достоин. А ведь чтобы его получить в спецназе, надо пробежать с полной выкладкой и амуницией десять километров, отстреляться, проплыть и в конце выдержать трехминутный бой с четырьмя соперниками сразу. Для меня это было дорогим подарком».

А когда он сыграл капитана Геннадия Янычара в фильме «72 метра», даже отец актера прослезился и сказал: «Спасибо, сынок!»

НЕЖИЛЕЦ…

Казалось бы, заветная мечта достигнута — Андрей заслужил признание и зрителей, и отца, но он уже не мог остановиться. Краско-младший не щадил себя, надрывал сердце, наверстывая двадцать лет простоя. При этом от своих вредных привычек отказываться не собирался. Пить спиртное избегал — при таком графике съемок запой мог стать для всех катастрофой. Однако продолжал много курить, хотя после ножевого ранения страдал от астмы. «Подымить — чуть ли не последняя радость у меня осталась», — оправдывался Краско…

— Однажды мы сумели уговорить Андрюху пойти к врачу, — рассказывает его друг Валерий Левушкин. — Он боялся, идти не хотел. Врач провел обследование и сказал ему, что нужно себя поберечь, а когда Андрей вышел из кабинета, шепнул нам: «Он, ребята, не жилец»… Мы думали, хотя бы еще несколько лет пройдет, но смерть застигла всех врасплох.

В «Ликвидации» актер досняться не успел. Последней ролью Краско стал доктор Виктор Тырса в фильме «Я остаюсь», который после клинической смерти попадает в загробный мир. Целый месяц Андрей изображал перед камерами умирающего. А через пять дней после окончания съемок умер по-настоящему. Первую половину жизни судьба смеялась над актером, вторую — он над ней, а на пике карьеры он получил от нее предательский удар в спину.

ДАРЬЯ БИОГРАФИЯ, Евгений СТРОКОВ

Вы можете оставить отзыв или трекбек со своего сайта.

Ваш отзыв

Subscribe to RSS Feed Следите за мной на Twitter!