Алексей Смирнов. «Будем жить, Макарыч!»

Великая Отечественная война сделала его героем, но похоронила мечту о семейном счастье.

Кто из нас, зрителей, не помнит «мильон терзаний» увальня Билла из фильма «Вождь краснокожих» или выходки и крылатые фразы лентяя Феди из «Операции «Ы»…»: «Кто не работает — тот ест! Учись, студент!», «Если я встану — ты у меня ляжешь»… Казалось, что и вне экрана Алексей Смирнов — рубаха-парень, веселый и общительный. Но на самом деле за его простоватой внешностью скрывались ранимая душа и глубокое чувство одиночества.

А ОРДЕНА ПЫЛИЛИСЬ ПОД КРОВАТЬЮ…

— Лешка, я дождусь тебя с фронта, что бы ни случилось! — Лида обняла любимого, и слезы потекли по ее щекам.

— Не плачь! Я обязательно вернусь! Вот только разобьем фашистов!

С Лидой Масловой они даже подали заявление в загс, но пожениться не успели — началась война.

Он стал командиром огневого взвода в минометном полку. Много раз ходил в разведку. В июле 1943 года в тылу врага сначала застрелил из автомата троих фашистов, а потом, завладев минометом, разогнал еще два взвода. В 1944-м, когда 40 фашистов неожиданно атаковали их позицию, Смирнов не растерялся и со своими бойцами дал достойный отпор: было уничтожено 17 врагов, семеро попали в плен. В 1945 году Смирнов сумел переправиться с минометом через реку Одер в Германии и уничтожить две пулеметные точки…

И еще Алексей успевал заниматься художественной самодеятельностью! Благодаря его участию полк удостоился первого места на смотре красноармейской художественной самодеятельности.

За свои подвиги был награжден орденами Славы II и III степеней, орденом Красной Звезды, медалями «За отвагу» и «За боевые заслуги».

Но, когда Смирнова расспрашивали о войне, он ничего не рассказывал. Даже с однополчанами не поддерживал связи. Словно навсегда перевернул эту страницу жизни. А коробка с орденами пылилась у него под кроватью.

«Ну, служил, есть кое-какие награды. Так ведь тогда все отличились. Ничего особенного я не сделал…» — говорил обычно он.

СВАДЬБЫ НЕ БУДЕТ!

Судьба долго хранила Алексея, но до Берлина он не дошел: накрыло взрывом. В госпитале поставили на ноги, потом комиссовали, и Леша вернулся в родной Ленинград. Как же была счастлива Лида! Узнав, что он вернулся, испекла яблочный пирог, побежала к нему. «И — как на стену налетела! — вспоминала она позже. — Не поднимаясь с кровати, Леша лениво процедил: «А, это ты… Ну, как дела? И вообще, кто тебя звал?!»»

Девушка не могла понять, что случилось с ее Лешкой. У него появилась другая? Но к чему такое хамство? Ведь она его так ждала! Зарыдав, Лида выбежала из комнаты.

Ошарашенная мать молча смотрела на Алексея, не понимая, в чем дело…

А тот сел, опрокинул стакан водки, закусил пирогом и заплакал. Горькая правда выяснилась позднее.

После контузии у Алексея начались проблемы с мужским здоровьем. Лиде он решил ничего не рассказывать: понимал, что не сможет сделать женщину счастливой, а жалости ее не хотел. Вот и встретил так грубо. А когда через два года Лида вышла замуж, оставил у ее дверей букет цветов, конверт с двумя обручальными колечками и записку: «Будь счастлива!»

ВСЕНАРОДНАЯ ЛЮБОВЬ

Главной женщиной в жизни Алексея стала его мать. Она была больна: похоронка на младшего сына, Аркадия, стала причиной прогрессирующего психического расстройства.

Первое время им жилось очень тяжело. Алексей еще до войны закончил театральную студию при Театре музыкальной комедии и был принят в труппу. Сюда же он и вернулся, но платили копейки. А потом и вовсе пришлось уйти: ездить на гастроли, оставляя маму одну, Алексей не мог.

Выручило кино. В 1959 году в фильме «Кочубей» Смирнов сыграл свою первую комическую роль — буржуйчика. Дальше предложения посыпались одно за другим: «Полосатый рейс», «Деловые люди», «Свадьба в Малиновке», «Операция «Ы» и другие приключения Шурика»… Режиссерам нравилось работать со Смирновым. Он понимал их с полуслова и с легкостью выполнял любые трюки. Схватить тигра за хвост? Легко! Прыгнуть в ледяную воду — запросто! Война дала ему закалку на всю жизнь. На улицах Смирнова узнавали все — от мала до велика.

И мама радовалась успехам сына. Одно ее тревожило: у него нет семьи…

НЕТ МАТЕРИ, НЕТ СЫНА

«Ну кому я, такой толстый и неуклюжий, нужен?!» — говорил Смирнов. Попытка отыскать родственную душу среди дамочек-поклонниц провалилась. Но близкие и родные Алексею люди все же нашлись — это были воспитанники детских домов. Лишенный счастья воспитывать собственных детей, актер очень любил этих ребят, и они отвечали ему взаимностью. Особенно Алексей прикипел к мальчику Ване, страдавшему пороком сердца. Семь лет актер собирал документы, чтобы его усыновить… Собрал. Но в день, когда решались судьбы и его, и ребенка, немного выпил — и его выгнали из детдома с отказом. И это горе добавилось к тому, что побудило Смирнова взяться за рюмку: болезнь его матери прогрессировала — она перестала узнавать сына.

Только самые близкие люди знали о героическом боевом прошлом Алексея Марковича. О войне он вспоминать не любил — слишком тяжелыми были эти воспоминания…

«Для него это была настоящая трагедия, — рассказывала актриса Вера Титова. — Леша плакал, как ребенок. Я говорила: «Ну что ты. Ты же можешь ее поцеловать, обнять». «Да, но она меня не узнает. Спрашивает: а вы кто?». Значит, нет у меня больше мамы…»

ЖИТЬ БОЛЬШЕ НЕЗАЧЕМ

Алексей Макарович пил горькую не только из-за несложившейся личной жизни: свою актерскую карьеру он тоже не считал успешной. Он мечтал играть драматические роли, а ему предлагали только одноплановые комические. На его счастье, ему встретился Леонид Быков и стал единственным настоящим другом. Именно он настоял, чтобы Смирнов снялся в его картине «В бой идут одни «старики»».

Роль механика самолета Макарыча Смирнов сыграл с удивительной достоверностью. Но съемки дались ему тяжело. После эпизода на могиле летчиц актер сказал Быкову: «Если будем снимать еще раз — тут же и умру». Слишком свежи были в памяти ужасы войны. И очень болело сердце. Уже тогда.

«Он же был контуженный, — объясняла Вера Титова. — … На фронте Алексей свое получил сполна. А к концу жизни стресс и алкоголь сделали свое черное дело — Смирнов в итоге попал в больницу с сердечным приступом. Лежал там полгода».

Навестить актера приехал лишь один человек — Леонид Быков. Прощаясь, он произнес фразу из своего фильма: «Будем жить, Макарыч!» А через две недели на своем автомобиле столкнулся с грузовиком и погиб…

От Смирнова эту печальную новость в больнице долго скрывали, но он все же узнал об этом. Вернулся в палату, лег на кровать и уставился в потолок. Казалось, человек погружен в себя, в свое горе и воспоминания… Врач, решивший через какое-то время проверить состояние больного, констатировал смерть актера.

ДАРЬЯ БИОГРАФИЯ

Вы можете оставить отзыв или трекбек со своего сайта.

Ваш отзыв

Subscribe to RSS Feed Следите за мной на Twitter!