Алексей Маресьев. Выжить любой ценой

Алексей  Маресьев. Выжить любой ценойВесть о начале войны 25-летний лейтенант Маресьев встретил в должности инструктора авиаучилища. Она предполагала бронь: новых курсантов кто-то должен обучать. Но сидеть в тылу, когда Родина в опасности, было не в его характере. Если бы Алексей знал, что ему предстоит пережить…

Мечта стать летчиков преследовала Алёшу с самого детства. Но советский пилот должен был иметь железное здоровье, а подросток этим похвастаться не мог Малярия и ревматизм почти «прописали» его в больнице и поставили крест на мечте.

МЕЧТА О НЕБЕ

Когда в семье Маресьевых умер отец, самому младшему из троих сыновей — Алёше — едва исполнилось три года. Неудивительно, что мальчик его почти не помнил. Мать в одиночку поднимала детей на скромное жалование уборщицы.

В начале 1930-х из каждого радиопродуктора звучали слова о бесстрашных сталинских соколах, и Алексей заболел небом. По окончании школы пошел учиться на токаря, но, добиваясь направления в авиаучилище, дважды подавал заявление в военкомат. И оба раза доктора выносили вердикт — «не годен». В 18 лет райком комсомола отправил парня на стройку в Комсомольск-на-Амуре. Здесь о его болезнях никто не знал, и он стал посещать аэроклуб. Именно тут Алексей впервые сел за штурвал самолета. Отсюда же его призвали в Красную армию.

Учитывая подготовку, Маресьева определили в Сахалинский авиапогранотряд. Уже через год смышленого парня отправили в Читинскую школу военных пилотов, которую вскоре перевели в Батайск и повысили до статуса училища. Получив погоны лейтенанта, Маресьев охотно принял предложение остаться при училище авиаинструктором. Хорошее жалованье, возможность летать и внимание девушек — что еще нужно молодому парню?

Однажды вместе с сослуживцем Алексей решил пошить коверкотовый костюм. Когда лейтенанты пришли в ателье, то увидели плачущую женщину. «Война началась!» — обернувшись к посетителям, крикнула она. Маресьев сдвинул фуражку на затылок: «Ну что, Коля — придется повоевать нам».

НА КРАЮ ГИБЕЛИ

Первый боевой вылет Алексей совершил в августе 1941-го. Страха не было, а смерть товарищей лишь добавляла злости к врагу. Он быстро открыл счет победам, пока сам не стал мишенью немецкого аса. 4 апреля 1942 года, прикрывая партию бомбардировщиков, Маресьев напоролся на группу «мессершмиттов». Он видел, как две огненные очереди прошли мимо его крыльев, а третья попала в мотор. Самолет затарахтел и, накренившись, устремился вниз. Спасая машину, пилот хотел спланировать, но долететь до поля не удалось. Истребитель рухнул на еловые ветви, а пилота выбросило из кабины…

Очнулся Маресьев от того, что ему в лицо тыкалось что-то влажное. Открыв глаза, похолодел: его обнюхивал огромный медведь. Охотники говорят, что в таких случаях лучше притвориться мертвым: медведи мертвечину не едят. Но самообладание изменило Маресьеву, он дернулся — и зверь ударил его лапой, распоров комбинезон. Кое-как нащупав пистолет, Алексей выпустил в косолапого всю обойму. К счастью, ее хватило: медведь заревел и рухнул замертво.

Алексей попытался встать — и почувствовал дикую боль. Обе ноги сломаны! Подобрав палку, он кое-как заковылял по сугробам: помощи ждать все равно неоткуда.

Экипирован Маресьев был неплохо: меховой комбинезон, унты и шлем давали шанс продержаться в зимнем лесу. Но он не предполагал, насколько долгим окажется его путешествие. Уже на следующий день ноги опухли так, что идти стало невозможно. Пришлось ползти. Вместо воды он ел снег, а питался корой, шишками и мхом. Всего в заснеженном лесу летчик провел 18 суток. Ближе к концу скитаний появились проталины, и Алексей поймал ящерицу. Она ему оставила свой хвост, и бедняга попытался его есть, однако чувство отвращения оказалось сильнее голода… Ночевал Маресьев в оврагах, дно которых выстилал ельником, им же и укрывался.

Когда боли усилились, у него начались галлюцинации — он видел то невесту, то родной аэродром, то товарищей по службе, В таком состоянии его и нашел житель новгородской деревни Плав. На вопрос: «Ты — немец или нет?!» летчик не откликнулся, и сельчанин, решив, что немец, ушел. Спустя пару часов на пилота наткнулись мальчишки: Сережа Малинин и Саша Вихров. Услышав, что он что-то бормочет по-русски, Саша сбегал за отцом, и на подводе они привезли Маресьева в деревню.

Сломанные, обмороженные, почерневшие ноги Маресьева требовали срочной операции, а доктора в деревне не было. Колхозникам как-то удалось сообщить о раненом через фронт, и вскоре за ним прилетел самолет. Но в госпитале, едва взглянув на пациента с гангреной, дежурный медик отрезал: «Не жилец». Всю ночь умирающий летчик лежал на каталке возле морга. Спасло только то, что мимо проходил главврач. Он осмотрел ноги больного и скомандовал: «Срочно в операционную!»

ЗВЕЗДА ГЕРОЯ

Узнав, что у него больше нет ног, Маресьев впервые захотел умереть. «Ради чего жить? — думал он. — Летать я не смогу. Да и замуж за калеку не пойдет ни одна девушка». Из депрессии его вывел сосед по палате — комиссар Семен Воробьев. «Человек может что хочешь сделать — было бы желание», — сказал он и вручил книгу о летчике Первой мировой Валерьяне Карповиче, летавшем без ступни на биплане. Прочтя ее, Маресьев воспрял духом: «А чем я хуже Карповича?!»

После госпиталя Алексея отправили в санаторий, где он не просто стал осваивать протезы, а решил научиться танцевать на них. Хотел убедить медкомиссию, что деревянными ногами человек может управлять как своими. Часами Маресьев репетировал вальс и «барыню», после чего на культях выступали кровавые мозоли. Но своего добился: медкомиссия дала добро на возвращение в строй.

Когда Маресьев прибыл в полк, командир представил его личному составу. Но тут же добавил, что у лейтенанта нет ног, и лично он не рискнет лететь с ним в паре. После этого ни один пилот в полку не изъявлял желания взять новичка в напарники. Маресьев снова стал терять надежду сесть за штурвал самолета…

Вернуться в небо ему помог командир эскадрильи — капитан Числов. Нарушив молчаливое табу, взял его в пару. После нескольких вылетов капитан убедился, что безногий летчик не хуже остальных, и Алексей опять стал летать.

20 июля 1943 года в ночном бою с превосходящими силами противника Маресьев сбил два вражеских «фоккевульфа». Этим подвигом он спас двух пилотов советского бомбардировщика, уже взятого противником на прицел. Именно за это, а не за лесной переход (как думают многие) командование представило капитана Маресьева к Звезде Героя Советского Союза. Всего же безногий ас сбил 7 немецких самолетов, доведя общий счет до 11 машин врага.

В конце войны командование перевело Маресьева в летное училище — передавать опыт молодым. А незадолго до этого с героем, о котором ходили слухи по всему фронту, встретился военный корреспондент Борис Полевой. На основе рассказа летчика в 1946 году он написал «Повесть о настоящем человеке», ставшую бестселлером.

Обрушившаяся слава стала для Маресьева очередным испытанием, всеобщее внимание было ему в тягость. Хотя один раз он все же воспользовался служебным положением. Несмотря на недуг, Алексей продолжал нести службу в штабе ВВС. Там он и приметил красивую девушку по имени Галина. Но подойти познакомиться не решался: он хоть и герой, но калека. Да и вдруг она замужем, а тут он… И Маресьев попросил друга-кадровика провести с Галиной беседу на предмет… жилищных условий. Узнав, что она живет с родителями, Алексей стал действовать: подкатил на служебной «эмке» и предложил подвезти. Красавица не отказалась — так же, как и от предложения, сделанного ей спустя месяц.

Они прожили долгую жизнь, вырастили двоих сыновей, построили дом. В 2001-м Алексея Маресьева не стало, Галина пережила его всего на год.

ДАРЬЯ БИОГРАФИЯ, Глеб ЧЕРКАСОВ

Вы можете оставить отзыв или трекбек со своего сайта.

Ваш отзыв

Subscribe to RSS Feed Следите за мной на Twitter!