Александр Суворов. Семейное фиаско генералиссимуса

Он не потерпел ни одного поражения на поле боя, тем не менее назвать его счастливым человеком нельзя. Придворные интриги и неудавшаяся семейная жизнь омрачали существование Александра Васильевича. Сам он утверждал, что «был ранен 32 раза: дважды на войне, 10 раз дома, а 20 — при дворе».

Свой первый офицерский чин — поручик — Суворов получил в 24 года, а уже в 32 стал полковником и командиром Астраханского пехотного полка. Именно этому полку было поручено нести караулы в Петербурге во время коронации Екатерины II. По приезде в Москву императрица встретилась с Суворовым и в конце аудиенции подарила ему свой портрет. Позднее полководец написал на нем: «Это первое свидание проложило мне путь к славе…» Впрочем, фавор императрицы Суворов заслужил вовсе не в будуаре, а на поле брани. 1 января 1770 года 39-летнему Суворову высочайшим указом был пожалован чин генерал-майора, в подтверждение чего он в течение полугода одержал ряд блестящих побед над поляками и французами.

НЕВЕСТА ДЛЯ ГЕНЕРАЛА

Все свободное время молодой генерал проводил в армии, доводил до совершенства выучку полков. Отправляясь на русско-турецкую войну, Александр заехал в Москву проведать отца — генерал-аншефа Василия Ивановича. Старик обрадовался приезду сына, но скоро удивил необычной просьбой: «Александр, ты не мальчик, но муж! Хочу перед смертью увидеть внуков. Жениться тебе надо!» 43-летний сын опешил, но упорствовать не стал. «Меня родил отец, и я должен родить, чтобы отблагодарить отца за мое рождение», — написал он в своем дневнике.

Удивительно, но Александр до той поры не то что даму сердца не имел, а даже влюбленности никогда не испытывал. Однако его согласие на женитьбу было лишь первой частью плана старика Суворова. Согласно второй, супругой Александра должна была стать Варвара Прозоровская -княжна из почтенного, но обедневшего рода Прозоровских. Девица была хороша собой, статная, с большими зелеными глазами, но из-за непростого характера рисковала остаться старой девой. Как-никак 23 года стукнуло! Отец Варвары -генерал-аншеф Иван Прозоровский — был приятелем Василия Ивановича, и, по всей видимости, старики заранее договорились об этом браке. На смотринах невеста приглянулась Суворову, и в январе 1774 года пара венчалась.

Медовый месяц, как и положено боевому генералу, Суворов провел в дороге на Дунай, где шла война с Турцией. Для Варвары подобное путешествие было в новинку, и поначалу тяготы походной жизни ее не смущали. Муж относился к ней с теплотой и заботой, и она старалась отвечать ему тем же. А через год произошло радостное событие — у них родилась дочка Наташа.

«РАЗВОД! НЕМЕДЛЯ!»

Спустя полгода Суворова назначили командиром Санкт-Петербургской пехотной дивизии, а затем — Московской. Только тогда Варвара поняла, что ее супругу столичная кутерьма не по нраву. При первой же возможности генерал отправился в Крым воевать с турками. Варваре, так и не вкусившей радостей светской жизни, пришлось отправиться с мужем. Вместо порхания на балах она проводила время в тарантасах и слушала сальные шутки офицеров на обеде в крестьянской избе. Однажды, приехав к мужу в лагерь, она пошла с денщиком устраиваться на ночлег. В избе никого не было, а на полу валялась охапка сена. «Какая дрянь! — скривилась генеральша. — Выкинь это!» На что денщик развел руками: «Не могу-с! Господин генерал здесь почивать изволит».

В довершение всего из-за беспрерывных переездов у Варвары случилось два выкидыша. А муж совсем ее не понимал и предпочитал супружескому ложу походный костер. При этом, как все гении, Александр Васильевич имел характер сложный и даже эксцентричный. Мог в окружении придворных прокричать петухом или поутру голым бегать по росистой траве. А перед битвой с французами заметил, что австрийский полковник лишился чувств. То ли в шутку, то ли всерьез Суворов приказал добить беднягу, «чтобы тот не попал живым к врагу». Казак из свиты уже вытащил саблю, но тут полковник, к счастью, пришел в себя… Все эти странности вкупе с тяжелыми условиями жизни привели к охлаждению супружеских отношений.

Осознав, что на его письма жена отвечает редко и формально, Суворов заподозрил неладное. И не зря. Вернувшись домой, он застал Варвару в объятиях своего двоюродного племянника — секунд-майора Николая Суворова. На мгновение мир перестал существовать для обманутого мужа: «Развод! Немедля!»

Александр Васильевич подал прошение в Синод о расторжении брака. Но церковный орган затягивал с ответом. Через Потемкина генерал обратился к Екатерине II с просьбой посодействовать в ускорении дела. Увы, императрица, сама не чуждая адюльтера, не увидела причин для развода и предложила дождаться решения Синода. Церковь развода не дала.

И все же Екатерина подсластила пилюлю: пожаловала генералу бриллиантовую звезду ордена Александра Невского. А после, сославшись на христианское прощение, устроила ему встречу с Кронштадтским протоиереем отцом Григорием. В итоге полководец написал прошение архиепископу Никифору «остановить временно разводное дело».

ДВАЖДЫ РОГОНОСЕЦ

Примирение супругов состоялось в Астрахани: Варвара приехала к мужу, готовившемуся к походу на Иран. Остыв, вину за измену Александр Васильевич возложил на племянника, соблазнившего его неопытную супругу. Однако лад в семье не продержался и двух лет. Суворов отправился на Кубань на подавление ногайского восстания. Варвара с ним не поехала, осталась в Москве. Одиночество толкнуло ее в объятия друга семьи — секунд-майора Ивана Сырохнева, эффектного офицера, помогавшего Суворову править его книги. А муж, досрочно закончив поход, опять прибыл домой не вовремя…

На второе прошение Суворова о разводе Синод тоже ответил отказом. Варвара с дочерью была вынуждена переехать к отцу. Но вскоре муж забрал у нее горячо любимую Наташеньку и определил в открывшийся в Петербурге Смольный институт.

Рожденного уже после разрыва сына Аркадия Александр Васильевич долгое время не признавал. Он был уверен, что жена нагуляла ребенка от любовника. И только Наташа, или Суворочка, как называл ее сам отец, сумела развеять тучи. Повзрослев, она привезла 11-летнего Аркашу к отцу в имение. Увидев фамильные черты в лице отрока, Суворов разразился слезами и тотчас признал мальчика своим сыном. Он взял на себя его содержание, а императрица пожаловала Аркадию должность камер-юнкера.

Меж тем неверная супруга, которой Суворов выделил скромные 1200 рублей в год, после смерти отца оказалась по уши в долгах. Бедственное положение заставило Варвару смирить гордыню и просить мужа о финансовой помощи. Однако обида, нанесенная ею, была им не забыта: Александр Васильевич формально не отказал, но и помогать не спешил.

Выручил Варвару пришедший к власти Павел I: приказал Суворову передать ей большой дом в Москве и увеличить годовое жалованье до 8 тысяч рублей. Обиженный этим еще более, полководец не желал более видеть Варвару. Зато детей — Наташу и Аркадия — обожал. Именно 1б-летний сын в предсмертный час оказался у постели умиравшего родителя. Из последних сил старик приобнял его и прошептал: «Прости меня, Аркадий… И матери передай, чтобы она меня тоже простила».

Простила его Варвара или нет, неизвестно. Через пять лет после смерти мужа она заболела, но лечиться у докторов отказалась. А перед тем как испустить дух, отчетливо произнесла: «Ну, наконец-то, я так соскучилась…» Кому были адресованы эти слова, родные так и не поняли. Хотя искренне надеялись, что хотя бы в ином мире Суворовы обретут покой.

ДАРЬЯ БИОГРАФИЯ, Алексей АНИКИН

Вы можете оставить отзыв или трекбек со своего сайта.

Ваш отзыв

Subscribe to RSS Feed Следите за мной на Twitter!