Александр Пороховщиков. Человек особой породы

Все пришло к нему поздно: дело жизни, главные роли, большие награды и даже настоящая любовь. Но испытания только закалили Пороховщикова. Он преодолел их с честью, как истинный дворянин.

Александр родился в суровое время. Москва, 1939 год, середина зимы. В стране — сталинский террор, в мире — война. «Про деда и прадеда не спрашивай, свою фамилию не пиши и не произноси!» — только и твердила мальчику мать. Шепотом, в дальнем углу темной квартиры…

НАСЛЕДНИК ГОЛУБЫХ КРОВЕЙ

Лишь годы спустя Саша узнает: его прадед заседал в царской Думе, финансировал возведение храма Христа Спасителя, в Петербурге владел тремя заводами, а в Москве — легендарным рестораном «Славянский базар». Его дед до революции построил первый в мире танк и вездеход, а после Октября возглавил главное авиационное бюро страны. Пороховщиков был в родстве с Патриархом Московским и всея Руси Алексием I и с самим Чайковским. Рояль великого композитора стоял у Саши в гостиной!

В 1941 году первым исчез дед. «Он оказался врагом народа», — только и сообщили семье чекисты. Спустя пару дней внезапно пропал отец — Шалва Барабадзе, молодой, но уже перспективный хирург. Одни говорили «сдался сам, чтобы спасти близких», другие — «подло струсил и убежал». Убитую горем мать Саши, 20-летнюю актрису Галину Пороховщикову, поддержал военный архитектор Михаил Дудин. «Я вас люблю! — признался он. — Выходите за меня. Я помогу и вам, и Саше». Лишь полвека спустя Пороховщиков узнает от матери, что его настоящий отец — Шота Шанидзе, музыкант.

Новый папа Пороховщикова свое обещание сдержал. После войны «идеологически чистым» Дудиным разрешили уехать в Магнитогорск. «Так начались годы наших скитаний», — признается однажды актер. Родной город он увидит вновь спустя 15 лет.

В ИЗГНАНИИ

В Магнитогорске Михаил Дудин получил пост главного архитектора, но жизнь семьи это не облегчило. После войны в стране царили голод, разруха, разбой. Особенно в провинции. «Бандиты никого не боялись, — вспоминал Пороховщиков. — С наступлением ночи вламывались в квартиры, всех лицом в пол и давай грабить… Поднял голову — лови пулю». Каждый вечер отец и мать брали дробовик и садились у входной двери. Спали по очереди. Долгое время думали, что просто везет. Пока однажды Дудину не признался его водитель: «Я за вас перед местным отребьем словечко замолвил. У меня среди них брат».

С наступлением рассвета магнитогорские ужасы не кончались. По крайней мере, для юного Саши. В первый же день на улице к нему привязались: «Чего нос с горбинкой? Жид поганый?!» Сильно избили и пырнули шилом в бок… Выжил чудом.

Саша подстраивался к суровой реальности как мог. Чтобы не злить шпану, учился плохо; одевался как хулиган, постоянно дрался со сверстниками. Даже всерьез готовился к карьере «щипача» — уличного карманника. Начал с матери: стащил у нее золотые часы и отнес главарю местной банды. Как же Пороховщиков был шокирован, когда тот не только вернул драгоценность владелице, но еще и поведал ей о позорном «подвиге» сына!

Серьезные отношения у Александра долго не складывались. Возможно, причиной тому была его мать.

Оказалось, у магнитогорской шпаны был свой кодекс чести. В целом воровать нормально, но у красивых женщин — плохо. А Галина Александровна была красавицей.

АЛКОГОЛЬ, ДЖАЗ, БОКС

После смерти «усача» Дудины-Пороховщиковы сумели перебраться в более благополучный Челябинск. Здесь Саша окончил вечернюю школу рабочей молодежи (из обычной его выгнали!) и даже поступил в медицинский институт. Поначалу все шло неплохо: Александр с азартом резал лягушек и выносил судна в местной больнице. А потом понеслось: пристрастился к чистому спирту, создал свой джаз-банд, стал стилягой. В общем, снова оказался «чуждым советскому обществу элементом». И если в Магнитогорске Пороховщикова били за якобы еврейский нос, то теперь — за длинные волосы.«Стычки с комсомольцами у нас были лютые! — рассказывал актер. — Пытались обрить меня наголо, да не вышло: я ведь боксом увлекался, умел врезать».

Шальная юность сына не радовала мать. Пары прогуливает, по ночам где-то шляется, дерется, пьет… Чем это кончится? В те годы выгнать из института могли и за меньшее. За брюки, например, не того кроя. «Миша, нам.надо в Москву! — наконец попросила мужа усталая женщина. — Здесь Сашу либо убьют, либо посадят!» Так закончилось время Пороховщикова-врача. Впереди были театр, кино, всесоюзная слава.

БРОДЯЧИЙ АРТИСТ

В столице жизнь Александра круто изменилась. Наученная горьким опытом, мать сразу пристроила его на работу. Меньше свободного времени — меньше соблазнов. Так как сама училась в ГИТИСе, сумела подыскать сыну лишь место мебельщика в театре Вахтангова.

Поспешный и случайный выбор стал судьбоносным. Хулигана и стилягу мир искусства поразил. Несмотря на фактурную внешность, поступить в актерский вуз оказалось трудно. Мешали то родословная, то хриплый голос, то просто невезение. К примеру, на крыльце «Щуки» белую рубаху Пороховщикова испачкал пожарник-грубиян. «Я с ним подрался, на экзамене расплакался и убежал, — описал тот день актер. — Пришел домой, да и запил!» И вдруг звонок из приемной ректора: «Борис Захава берет вас на вечерний факультет». Чудо да и только!

Заветный диплом актера Пороховщиков получил в 1966-м. В этом же году дебютировал в Театре сатиры. Режиссер — Марк Захаров, партнеры — Андрей Миронов, Татьяна Пельтцер, Анатолий Папанов и Георгий Менглет. Да и пьеса хорошая — «Доходное место» Островского. О таком ярком старте Александр и мечтать не мог!

Однако счастье оказалось зыбким. Долгие годы Пороховщиков будет обречен не только ждать главных ролей, но и искать свой театр.

Началось с того, что все спектакли в Театре сатиры, в которых играл Александр, запретили цензоры. Молодой актер решил перейти в Театр Моссовета к Завадскому, но тот попал в больницу. Что делать? С горя снова запил… И вдруг очередное чудо: в Театр на Таганке Пороховщикова позвал сам Любимов. «Хочешь работать со мной? — невозмутимо поинтересовался Юрий Петрович. — Тогда тебе в отдел кадров».

На дворе стоял 1971 год. На сцене Таганки блистали Высоцкий, Золотухин, Губенко, Филатов и Смехов. Разумеется, все лучшие роли Любимов отдавал им, а Пороховщикову перепадали лишь эпизоды…

От очередного запоя его спасло кино. Первый успех принес детектив «Ринг». Второй, уже всесоюзный — легендарная драма «Свой среди чужих, чужой среди своих». Актер быстро понял, что кино и надежнее, и прибыльнее театра. Только за вторую половину 1970-х он снялся в двух десятках кинолент.

Путь к признанию оказался для Пороховщикова длинным и трудным, но актер его прошел. В 1987 году стал заслуженным артистом, в 1994-м — народным. «Я уж думал попрощаться со сценой навсегда, как вдруг пригласили в Театр Пушкина», — удивлялся Александр Шалвович. Однако в новых творческих стенах главной удачей стали не роли. Пороховщиков наконец-то обрел любовь, о который даже не мечтал.

МАМЕНЬКИН СЫНОК

Трудно сказать, что прославило Пороховщикова больше — богатая родословная, роли или успех у женщин. Еще в ранней юности Александр понял, что безумно нравится слабому полу. Причем не только сверстницам, но и женщинам зрелым. В старших классах магнитогорской школы крутил роман с молодой учительницей географии, а в мединституте — с педагогами по немецкому языку и латыни.

Первой большой любовью будущего актера стала девушка Алла. Дочь крупного челябинского чиновника была старше своего ухажера на целых пять лет, но относилась к нему с нежностью. Не исключено, что девушка ждала от Александра предложения. Отношения оборвались, когда Дудины-Пороховщиковы переехали в Москву.

Вскоре после приезда в столичном метро стиляге и боксеру приглянулась хрупкая девушка Лида. «Было поздно, безлюдно, — вспоминал Пороховщиков. — Я проводил девушку до дома, через пару дней позвонил. Завязался роман на долгие пять лет!» За это время Лида стала фармацевтом и буквально расцвела — смуглая, большеглазая, фигуристая. Тут бы и свадьбу сыграть, но Пороховщиков вдруг понял, что к семейным узам не готов. Решил спросить совета у мамы, которую всегда называл по имени: «Галя, что мне с Лидой делать?» Та ответила неожиданно: «Девушка она хорошая, но в умственном плане тебе явно не пара». И Пороховщиков с Лидой порвал.

Лишь спустя десятилетия он поймет: для матери единственный сын был невероятно дорог. Она априори ревновала его ко всем. Пусть уж лучше остается холостяком и живет с родителями… Такая ситуация Пороховщикова вполне устроила. Мама тоже была для него кумиром, идеалом женщины — великим и недосягаемым. Разве найдешь подобную? Нечего и стараться. Да и зачем ему жена? Ведь он — звезда, нравится сотням столичных красавиц, грех не пользоваться! Так и жил Пороховщиков до 40 лет. Крутил романы с кем хотел, но всегда возвращался домой один -в трехкомнатную квартиру родителей на ВДНХ.

Разумеется, все изменилось не сразу. С единственной женой Ириной Александр Шалвович познакомился в 1981-м. Ему уже за 40, он известный актер и опытный ловелас. А ей всего 15, и она лишь театральный костюмер. Худенькая, скромная, с нелепым большим ртом. «Я дал ей кличку «Жаба «!» — признавался актер. Жукова платила надменному артисту той же монетой. Как только слышала похвалу в его адрес, тут же возмущалась: «И что вы только нашли в этом лысом?»

Целый год, изо дня в день, знаменитый актер проходил мимо тихой девушки молча. И вдруг вопрос: «Магазин «Дары природы» знаешь? Тот, что на Комсомольском проспекте? Капусточки мне соленой принеси!» Наверное, Пороховщиков тогда просто скверно пошутил. После очередной бессонной и разгульной ночи у него болела голова. Каково же было его удивление, когда Ирина выполнила его просьбу!

В знак благодарности актер пригласил девушку на свидание. Никаких ресторанов или кино, просто прогулка по Москве. Но и этого оказалось довольно. «Я влюбилась в него уже на втором свидании, — вспоминала Ирина. — Не смутила даже разница в возрасте в целых 28лет!» Вскоре наступила и близость, за которую актер вполне мог получить срок. Однако связывать себя какими-либо обязательствами Пороховщиков и не подумал. Ведь он по-прежнему оставался популярным актером, любимцем всех женщин Москвы и СССР.

Долгие годы любовь Александра и Ирины была для всех тайной. В театр они приезжали поодиночке, в гримерках и коридорах не пересекались, на гастролях жили в разных номерах. Более того — Александр Шалвович по гостям и ресторанам ходил без Ирины. Звонил ей, лишь когда напивался больше обычного, чтобы попросить: «Довези меня до дому, я сам уже не смогу…» И Жукова мчалась к любимому через всю Москву.

Пороховщиков сделал предложение Ирине лишь через 12 лет после начала их романа. В мае 1995-го пара обвенчалась. «Ее любовь изменила меня, — всегда с гордостью подчеркивал актер. — Я даже бросил пить и курить!» Роман Александра и Ирины Пороховщиковых продлился целых 30 лет. Разлучить их смогла лишь смерть.

УТОМЛЕННЫЙ ЛЮБОВЬЮ

Последние годы жизни Пороховщикова оказались непростыми. Актер внезапно осознал весь ужас старости без детей. Сначала долго уговаривал уже немолодую супругу решиться на беременность. Когда понял, что по медицинским показателям это вряд ли возможно, подыскал… суррогатную мать. Ею согласилась стать одна из молодых домработниц пары.

Поначалу такое экстравагантное решение проблемы Ирина восприняла спокойно, а потом начались истерики. За годы отношений у влюбленных накопилось много мелочных обид. За четыре года до собственной смерти актер едва успел вынуть Жукову из петли. Повеситься она пыталась в фамильном особняке Пороховщиковых, где в итоге и совершила задуманное 10 марта 2012 года, узнав о безнадежном состоянии мужа после инсульта.

…Семейные отношения осложнили болезни актера. Он перенес обострение сахарного диабета, ампутацию ступни, воспаление легких. Измотанный истериками эмоциональной жены, в январе 2012 года Пороховщиков уехал на дачу и отключил телефон. «Я устал от любви, я хотел отдохнуть, — пояснил Александр Шалвович. — Может, я стар для Иры. Если так, я готов ее отпустить». Однако судьба все решила сама. Сердце Пороховщикова остановилось 15 апреля 2012 года, через пять недель после инсульта. О самоубийстве жены ему так и не успели сообщить.

После смерти актера внезапно объявились его родственники из двух грузинских кланов — Барабадзе и Шанидзе. Две квартиры в столице,дачу в Подмосковье и особняк на Старом Арбате они делят до сих пор. Имущественные споры осложняют и «последние любови», и «внебрачные сыновья» актера. Говорят, что помнят Пороховщикова и скорбят. Легко любить тех, кого с нами нет.

ДАРЬЯ БИОГРАФИЯ, Никита Л0ВЧИНСКИЙ

Вы можете оставить отзыв или трекбек со своего сайта.

Ваш отзыв

Subscribe to RSS Feed Следите за мной на Twitter!