А может быть, ворона…

Забавное стихотворение по мотивам басни Крылова родилось на ходу: Эдуард Успенский набросал текст на коленке, пока ехал в электричке.

В 1981 году молодой режиссер Александр Татарский задумал снять необыкновенный по технике исполнения мультфильм — из пластилина.

В те времена все новаторское принималось в штыки, и, если бы не Олимпиада, ему пришлось бы не один год ждать одобрения худсовета. Татарский разработал для нее великолепные анимационные заставки, начальство было им очень довольно и потому быстро дало добро на новый мультфильм. Осталось придумать сюжет, сочинить текст и музыку, снять все действие на пленку… Работы непочатый край!

Пролистав десятки детских книжек, Александр наткнулся на шуточное стихотворение Эдуарда Успенского «Жил-был слоненок» («У мамы с папой жил/ Один смешной слоненок/ а может, не слоненок…»). «Эврика!» — воскликнул режиссер и отправился к редактору утверждать текст. Но тот запретил использовать стих, потому что он уже фигурировал в одном из мультфильмов.

Расстроенный Татарский решил обратиться к Успенскому лично. «Придумай что-то такое же, но другое», — попросил режиссер знаменитого детского писателя. Ему нужен был сюжет, наполненный превращениями, — он прекрасно получился бы в пластилиновой технике.

СТИХИ ИЗ ЭЛЕКТРИЧКИ

На следующий день Успенский прибежал к Татарскому с мятым листком бумаги, вырванным из блокнота: «Вот, набросал вчера, пока ехал на дачу в электричке». Поэт похулиганил со знаменитой басней Крылова про ворону и лисицу, наполнив ее новыми персонажами и событиями. Ворона превращалась в собаку и корову, лисица — в страуса и дворника, а мораль и вовсе была неожиданной: не стойте и не прыгайте там, где подвешен груз!

Григорий Гладков тогда еще не был профессиональным композитором. Татарский познакомился с ним на пляже в Коктебеле: услышал, как тот поет свои песни под гитару, и подошел. Когда пришло время сочинить музыку для «Пластилиновой вороны», режиссер понял, что Гладков сделает это лучше всех. Так и получилось. Тот прослушал стихи, рассмеялся и с ходу подобрал несколько аккордов, идеально подходящих под шуточный текст.

НЕТ ФАШИСТАМ В МУЛЬТИПЛИКАЦИИ!

У Татарского тогда еще было мало опыта, поэтому он ошибся с хронометражем песни — запись звучала 8 минут, а нужно было 5. Что же делать? Сокращать великолепный текст ему не хотелось. Решить проблему помог случай.

Однажды Татарский пришел на студию звукозаписи, когда там восстанавливали речь Ленина. Ее проигрывали то в замедленном темпе, то в ускоренном. Тогда режиссера осенила гениальная мысль — песню нужно проиграть быстрее! Так у «Пластилиновой вороны» появилось необычное «мультяшное» звучание, которое только добавило ей очарования.

В СССР запрещали все подряд, но как можно найти что-то крамольное в забавном детском мультфильме? Оказывается, можно. Одну из песен исполнял Леонид Броневой, сыгравший Мюллера в сериале «Семнадцать мгновений весны». «Для советских детей не может петь группенфюрер СС!» — кричал председатель Гостелерадио. «Пластилиновую ворону» хотели запретить, уже готовилось распоряжение смыть пленку. Татарский тогда чуть не заработал инфаркт.

Положение спас Эльдар Рязанов: на свой страх и риск показал мультфильм в очередной «Кинопанораме». Увольнять мэтра начальство не решилось, и «Пластилиновая ворона» вышла в свет. Ленту даже послали на Всесоюзный фестиваль телевизионных фильмов, где она получила Гран-при. Вот только Александра Татарского на ее вручение не позвали -о своей победе он узнал из теленовостей…

ДАРЬЯ БИОГРАФИЯ, Алиса СОЛОВЬЕВА

Вы можете оставить отзыв или трекбек со своего сайта.

Ваш отзыв

Subscribe to RSS Feed Следите за мной на Twitter!